«Мамуля, зі святом тебе! Скоро ти будеш поряд»

«Мамуля, зі святом тебе! Скоро ти будеш поряд»


«Мамуля, с праздником тебя! Скоро ты будешь рядом…», – написал на своей странице Артур Чуйков в День матери.

Мама не рядом уже больше года. Марина Чуйкова находится в плену террористов так называемой «ДНР» с 19 марта 2018-го. Все это время 23-летний Артур и 25-летний Савва, которые сейчас живут в Харькове, изо всех сил стараются вытащить ее.

«Повернись живим» встретился с Саввой Чуйковым, чтобы поговорить о том, каково это – бороться за маму и не иметь возможности увидеть ее и даже поговорить по телефону.

«У мамы изъяли телефоны и сказали, что она – шпионка»

Савва и Артур Чуйковы родились и жили в Горловке (Донецкая область). Их мама Марина работала на двух, а иногда и трех работах, чтобы обеспечить сыновей. Братья окончили школу и поехали учиться в Луганск. И все было бы хорошо, если бы на Донбассе не началась война.

В 2014 году Савва и Артур переехали в Харьков. Туда же приехала их мама. Но остаться надолго не смогла из-за двух банальных и знакомых многим переселенцам причинам: зарплаты не хватало на жизнь и аренду жилья, а в Горловке осталась пожилая мать, которой нужен уход и которая наотрез отказывалась покидать дом. Так Марина Чуйкова снова оказалась во временно оккупированной Горловке.

Савва, Артур и Марина Чуйковы. Фото: Савва Чуйков / Facebook

«Мама была вынуждена постоянно находиться в Горловке, помогать бабушке, решать бытовые вопросы, – рассказывает Савва. – Периодически она ездила в Бахмут, потому что это более развитый город, где есть все: от нормальных аптек до государственных учреждений. И в один из выездов ее задержали».

Это произошло 19 марта 2018 года на блокпосту «Зайцево» по дороге из Горловки в Бахмут. О том, что мама в плену, сыновья узнали не сразу. Они по крупицам восстановили тот день.

«Мы искали разных людей, в том числе и военных, которые находились в тот день на посту, перевозчиков, пассажиров, соседей, родственников, знакомых. Так мы узнали, что маму задержали на блокпосту. В тот день, кстати, задержали очень много людей, это был какой-то рейд. Все выглядело так, будто в машине, где была мама, искали контрабанду. Она ехала со своим знакомым, в машине их было четверо».

Марину Чуйкову отвезли в «МГБ ДНР» («министерство государственной безопасности») в Донецк и задержали на месяц. Поводом стало то, что в телефонной книге женщины якобы нашли номер сотрудника СБУ. Далее в ее квартире в Горловке провели обыск.

«Изъяли все старые телефоны (их было четыре, включая старый телефон брата), компьютер, планшет. Один из аргументов, почему ее задержали, стала именно эта техника. Якобы четыре телефона свидетельствуют о том, что она шпионка, разведчица. Хотя у мамы не было ярко выраженной политической позиции. Да, у нее был гнев на то, что есть война, социально-бытовые проблемы, вызванные боевыми действиями. Но она была аполитична, я не помню, чтобы она когда-нибудь смотрела политические новости. К тому же она боялась милитарной темы, была от этого далека».

Сейчас Марина Чуйкова находится в так называемом СИЗО в Донецке. Ей назначили адвоката от «МГБ», но никаких официальных обвинений не выдвигают, и не переедают дело в «суд». Несколько раз за все это время ей удалось позвонить сыновьям. Однажды – прямо с допроса.

«Этот разговор длился не больше минуты. Она почти все время плакала, сказала где она, что ее задержали, попросила, чтобы мы не переживали за нее, что она жива», – говорит Савва.

Сыновья Марины беспокоятся за здоровье матери. Незадолго до того, как попасть в плен, женщина находилась в реанимации Бахмута с внутренним кровотечением.

«Уже около восьми лет мама лечит хроническую болезнь. Она жаловалась на здоровье и уже когда была в плену. Мы с братом естественно на оккупированную территорию не можем поехать, поэтому попросили бабушку написать заявление в «МГБ», чтобы маме оказали медицинскую помощь или поместили в больницу. Она постоянно должна пить таблетки, в том числе гормональные, иначе ее состояние ухудшается. Бабушке выдали справку, где говорится, что «Марина Чуйкова прошла полный медосмотр, физически здорова и в медицинской помощи не нуждается». Я не могу точно знать, проводили они медосмотр или нет, но очень сильно сомневаюсь в этом. Но мы эту справку смогли использовать как доказательство, что мама там находится».

Марина Чуйкова. Фото: Савва Чуйков / Facebook

«На тех территориях никто не может чувствовать себя в безопасности»

Первый месяц после того, как Марина Чуйкова попала в плен, ее сыновья не поднимали шум. Дело в том, что по законам, которые действуют на оккупированных территориях, любого человека могут задержать на месяц для выяснения обстоятельств. Если подозрения боевиков по отношению к задержанному не подтвердились, то есть вероятность, что его отпустят. Надеялись на это и Савва с Артуром, ведь тех людей, с которыми их мама ехала в тот день в машине, отпустили. Однако Марине Чуйковой так не повезло.

Тогда братья написали заявление в полицию о пропаже человека на неподконтрольной Украине территории, и начали обращаться в СМИ и во все международные организации: ООН, ОБСЕ, Красный Крест. В августе прошлого года в Краматорске они впервые провели пресс-конференцию, чтобы рассказать о своей беде, но в тот день убили главаря боевиков «ДНР» Захарченко, и их история осталась практически незамеченной.

«Через адвоката мама несколько раз передавала нам письма. Писать много она, как вы понимаете, не может, потому что все эти письма проходят цензуру. Мама просила передать приветы знакомым, попросить прощения, писала, что с ней все нормально. Наши родственники и знакомые, которые живут на оккупированной территории, передают ей передачи и записки в СИЗО».

Тяжелее всего задержание Марины переживает ее пожилая мать. А Савва и Артур за год борьбы за освобождение мамы вошли в общественную организацию «Восточная правозащитная группа», где сейчас являются координаторами мониторингового направления относительно нарушения прав людей, в том числе и на оккупированных территориях.

«Наша история, конечно, не уникальна. На тех территориях никто не застрахован от подобного задержания и не может чувствовать себя в безопасности. Я знаю случаи, когда людей задерживали за лайки в соцсетях или за «не те» номера в телефонной книге. Но, когда пленные задержаны не по политической статье, то им могут организовать встречу или передачу за деньги. А вот для политических и военнопленных, конечно, это невозможно, они находятся в очень плохих условиях. Мы знаем об определенном количестве людей, которые там задержаны. Но об очень многих людях мы можем не знать, поскольку они содержатся в подвалах, гаражах, в райотделах полиции, на территории бывшего арт-центра «Изоляция», – говорит Савва.

За этот год жизнь братьев изменилась кардинально: они знают, что находятся под пристальным вниманием – их телефоны прослушивают, читают посты и переписку в соцсетях. Но также они понимают: важно говорить о маме, ведь, если на той стороне понимают, что мировая общественность знает о человеке, которого взяли в плен на территории ОРДЛО, то больше вероятность, что ему не навредят. Хотя стопроцентной гарантии нет.

«Конечно, нам с братом тяжело без мамы, хочется ей позвонить, рассказать, что у тебя происходит. У нас были теплые отношения, я мог рассказать ей, как другу, абсолютно обо всем. За первый месяц, когда мама была в плену, я похудел на 10 килограммов, брат – на семь. Я несколько недель не мог спать. Очень тяжело осознавать, что мы боремся за то, чтобы освободить маму. Это настолько по-дурацки и ужасно… Но мы понимаем, что рано или поздно мы ее оттуда достанем».


Переглядів: 45

Останні новини