Дети войны. Кто помогает детворе возле линии огня?

Дети войны. Кто помогает детворе возле линии огня?


Их давно не пугают обстрелы, а когда горит школа, они переживают, что с ней сгорели заготовленные на экзамены «шпоры». У них формируется свое представление о войне и мире в целом, при этом их волнует то же, что и большинство детей на планете: проблемы взросления, первая любовь, поиск себя и тому подобное. Дети прифронтовых населенных пунктов — это отдельный мир. Кто заботится о них, творит для них чудеса и помогает в самосознании, читайте дальше.

Средства самозащиты: книги и вышивка

До войны Максим Потапчук имел собственный бизнес — бюро переводов в Донецке. То, что произошло дальше, вспоминает с показным легкомыслием: «Когда началась война, я переехал из Донецка сразу в реанимацию, в Киев… Да, был ранен — то такое… Моя вышиванка полностью была уничтожена вся в кровище. И почему-то меня вдохновила эта вышиванка. Пожалуй, вышивка — это инструмент, с помощью которого можно быстро научить не только искусству, но и усвоить историю Украины. Ведь вышивка — это и есть история Украины. Когда долечился, переехал на Донбасс, но не в Донецк, а в Краматорск. Потому что в Донецке в «черных списках» (смеется — Ред.).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Говорить с людьми» как элемент войны

Он начал объединять детей и обучать их вышивке. Находил помещение, где можно собираться бесплатно, мастеров, готовых учить на волонтерских началах. Так появились «Вышитые мечты»: «Когда первая группа собралась, пришло много детей, родители где-то по углам, в коридоре. Я вышел и говорю: что вы там сидите? Заходите, здесь тепло, есть чай, есть вкусняшки».

Хотя задумывались «Мечты» прежде всего для детей, начали ходить все: «Объединяли волонтеров, начали коммуникацию между переселенцами, между местными, и военные приходили с нами вышивать, и учителя!.. Кто только ни приходил! Такая дружелюбная была атмосфера! У детей — своя «толока», у взрослых — своя, потом чаепитие, печенье. Вместо часа, как планировали, было такое, что и по пять, и по семь занимались!».

Вышивают дети в большинстве своем закладки для книг, маленькие полотенца, сапожки для Святого Николая под Новый год. Результаты этого творчества Максим реализует на ярмарках, чтобы дети имели с этого символическую прибыль. Хотя по секрету признается: часто покупает их сам и дарит друзьям: «Сейчас перенасытилось информационное поле, у каждого дома за эти годы, наверное, уже по 35 детских изделий. Кто хотел за эти шесть лет, присоединились, хоть по ангелочку купили».

Настя продавала вышитые закладки и браслеты из бисера, чтобы собрать на укулеле. «Люди услышали, что мы продаем какие-то закладки — что там продавать?! — смеется Максим. — Взяли две на память, новую гитару привезли!». В Золотом вышивальщики собирались в волонтерском доме-мазанке, шили сапожки. Среди детей были близнецы, жили с матерью и не имели обуви. «Зима уж, а они в кедах летних… — вспоминает волонтер. — Оставили где-то штук 12 сапог, устроили мини-аукцион – что-то сами купили, что-то люди купили, друзья мои «майдановцы» помогли. В результате купили по две пары обуви каждому, да еще и варежки, носки…».

Максим возглавляет две ОО — «Либере Либерати» и «Пластуны. Краматорск», а также поддерживает ряд читательских инициатив. «Книжные скворечники» — проект писательницы Евгении Пирог — большие художественные скворечники, где вместо птиц «живут» книги. Инициатива «Папа, почитай!» призвана популяризировать чтение отцов для детей. «Просто проект-счастье какой-то! — делится Максим. — Мы его в Авдеевке реализовали. «Папа, почитай!» учит пап и вообще мужчин — дедушек, дядей — читать детям. Чтобы женщины отдыхали. В моем, например, окружении никто раньше не читал книг своим детям. Делали опрос — в Донецкой и Луганской областях детям читают около 20% мужчин». На встречах в рамках проекта родителей вовлекали в процесс, а детей учили требовать от них чтения.

В рамках проекта «Осьминог» усилиями неравнодушных школьные библиотеки пополняют новой качественной литературой. Волонтер говорит: «Есть много библиотекарей, которые находят возможности, новые книги. А есть такие, где максимум Загребельный и Шевченко. Их также нужно привлекать, работать с ними». За некоторые книги библиотечные жрецы и жрицы чуть ли не ссорятся.

Потапчук вспоминает, как возил девятиклассников из Красногоровки в Мариуполь. «А куда хотите?» — спрашивал он их. — «В книжный магазин!». «Тю! Там море, фонтаны, театр…». «Нет, мы в книжный магазин хотим!». «А почему именно в книжный магазин?». «Мы были маленькими, нас в Донецк возили, в цирк, а потом час времени осталось — завели в магазин. Максим, ты не понимаешь, какой это запах! Хотим этот запах!». Договорился с Национальным музеем истории Украины, нашли меценатов, позволили, чтобы каждый ребенок выбрал себе на 300 грн книг. Один парень «не вписался» — взял «Аэропорт» Лойко и еще что-то — получилось 350 грн. Максим доплатил: «Он так счастлив! Говорю: «А дома что тебе за эту книгу скажут?». А дома у него «ватная» среда. «Я, — говорит, — покажу дома!». Позже школьников пришлось еще и брать под защиту, потому что учителя пытались «выманить» у них подаренные книги в пользу библиотеки.

Максим признается: волонтерство — это болезнь, и он пытается передать ее детям, рассказывая о филантропии и философии волонтерства. Его «пластуны» ходят колядовать, в частности, к новой полиции, придумывают для них квесты по истории Донецкого края и всячески «наводят мосты».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: От разрушения к жизни. Как артефакты войны трансформируют в иконы и искусство

12-летний Дмитрий Ружевич благодаря Максиму и его друзьям стал первым в Украине частным библиотекарем, попав в Книгу рекордов Украины. Он от рождения имел инвалидность и передвигался на коляске. Собственно, коляска и положила начало знакомству и дальнейшей истории — после того, как семья безрезультатно обращалась за помощью ко всем возможным чиновникам, приехал Максим с военными и привез новую коляску. Парень попросил передать военным «Слава Украине! Героям слава!» и признался, что мечтает стать библиотекарем. Вместе с Женей Пирог эту мечту решили воплотить. Бросили клич по киевских школах, и книги начали поступать. Убедили директора школы создать библиотеку и научить оформлять формуляры. «Создали библиотеку — там такой движ начался! — вспоминает Максим. — Он, к сожалению, умер в прошлом году. Сейчас даже фестиваль открыли имени Дмитрия Ружевича. Читательский фестиваль для молодых писателей».

Не так Николай, как его олени

Волонтеры мало отличаются от волшебников. Тем более, для детей. Тем более, для детей, живущих на линии разграничения. «Олени святого Николая» четвертый год подряд делают адресные подарки для малышей. Харьковские волонтеры придумали простой, как все гениальное, алгоритм — собирать письма детей с пожеланиями и через сообщество в ФБ искать желающих стать волшебником. «Люди начали «разбирать детей» и выполнять их желания, — рассказывает Инна Ачкасова, менеджер проекта «Олени святого Николая». — А потом наша команда ездила по селам, проводила интерактивные праздники и дарила детям подарки. Ежегодно происходит много чудес — желания бывают очень разными, и это трогает взрослых, они вспоминают, как сами были детьми и мечтали о гитаре, велосипеде, еще о чем-то, и дарят это не только девочке или мальчику, который живет рядом с войной, но и себе маленькому или маленькой».

Волонтерам пришлось стать специалистами по игрушкам. Некоторые названия приходится гуглить, чтобы понять, о чем идет речь. В этом году в списках пожеланий были «Куклы-Лол», пижамы «Кигуруми». Всегда в фаворе мягкие игрушки и конструкторы «Лего», бейплейды, инфинити, трансформеры, машинки на пультах. Дети постарше просят колонки, наушники или другие аксессуары. Иногда просят музыкальные инструменты. «В этом году произошло чудо, нашлась электрогитара для мальчика, который мечтал о ней, — рассказывает Инна. — Он занимается музыкой, научился уже играть на акустической и попросил электро. А наша знакомая волонтер написала: «А у меня стоит! Сын не играет, а она стоит! Новая практически!».

Подарки поступают «Новой Почтой» в Харьков, «олени» помечают соответствующие строки в своих списках-таблицах, то, чего не хватает, покупают сами. Когда подарки собраны, отправляются в путь. «Это адресные подарки, каждый неповторим, — комментирует волонтер. — Там может быть открыточка от дарителя. Иногда что-то сладкое. Мы сами тоже закупаем сладости. Потому что мы берем детей из самых отдаленных уголков. Там нет магазинов. Например, следующий выезд — села под Авдеевкой. За конфетами там ехать надо в Авдеевку». Непременно берем дополнительные подарки — для тех детей, кто придет на праздник, но не прислал письмо.

«Здравствуйте, меня зовут Даша, мне 10 лет. — Начинается одно из писем. — Я живу в городе Селидово, но мой настоящий дом находится в поселке Пески. Сейчас туда нельзя, но я верю, что туда вернусь…». Даша мечтает стать фотографом и просит у святого Николая фотоаппарат. «Оленям» удалось найти недорогую «зеркалку», и девочка получила желаемое. Хочется верить, что однажды она заснимет возрождение родных Песков.

Нередко дети просят домашних животных — такие желания волшебники выполняют только с согласия родителей. «В прошлом году мы котенка везли! — вспоминает Инна. — Родители дали «добро». У мальчика из Камышевахи был любимый кот, который умер от старости. Мальчик очень скучал, забыл, что раньше просил игровую приставку и написал: «Я очень-очень хочу котика!». Он писал каждую неделю: «А будет мне котик? Мы очень хотим с сестрой! И мама согласна!». Короче, мы в последний день купили котика, такого, как он хотел, — и он плакал! И он до сих пор присылает фото этого котика — каким он стал красавцем!».

Волшебниками становятся не только отдельные люди, но и целые фирмы. Под опеку детей берут компании, такие как Mobidel, Киевский офис ЮНИСЕФ, сотрудники киевского «Сильпо». Book Space помогает книгами, а Sunoil — горючим.

Фото из ФБ-сообществ соответствующих проектов

(Продолжение читайте в следующем материале)


Просмотров: 25