«Каждая пуля, которая свистит рядом, особенная». Как воюет гид-морпех

«Каждая пуля, которая свистит рядом, особенная». Как воюет гид-морпех


Маугли попал на фронт из Индии.

Звучит фантастически, но это факт: замкомандира взвода 503-го отдельного батальона морской пехоты, старший сержант с соответствующим позывным до войны работал гидом-переводчиком. И по возвращении из Индии в 2015 году сразу отправился в военкомат.

Можно сказать, что обязанности гида остаются у него и здесь, по крайней мере, по отношению к гостям бригады. Он водит меня причудливыми норами-лабиринтами, проводя «экскурсию» на позициях и наблюдательных постах, знакомя с бойцами и показывая, за какими именно кустами начинаются не наши позиции.

«Когда мы ехали из Гондураса … из Гончаровска, пардон!.. в зону АТО, мы тогда познакомились с несколькими офицерами, — вспоминает боец ​​выезд из полигона. — Говорили о том, кто где был, что видел… Я рассказывал, что в Индии я проводил экскурсии именно в том месте, которым вдохновился Киплинг во время написания «Книги джунглей». Там есть бывший город Виджаянагар, от него сейчас остались руины, но его часть отреставрирована — менее чем на 1%, потому что это был огромный город, где жило несколько миллионов человек. И зацепили эту тему — Киплинг, город обезьян, Маугли — так и приклеился ко мне позывной».

Служба началась с первой танковой бригады. После демобилизации и отдыха — снова контракт.

«Сначала я хотел попасть в 41-й батальон, — рассказывает Маугли. — Как потом оказалось, имел все шансы попасть в ту группу, откуда Мартин Брест and company. Когда я туда уже приехал со всеми бумагами, документами, их тогда уже вывели на полигон… Оказалось, что их всех расформировывают, батальон переводят в бригаду артиллерии. То есть на «передок» они заходить не будут. И поскольку я на тот момент контракт еще не успел подписать, сказал: давайте прощаться. И комбат 41-го бата дал мне телефон комбата из 30-ки, так я попал в 30-ю бригаду. Там я был с лета 2016 по зиму 2017 года, и перед выводом у меня закончился контракт. Затем отдохнул немного, и мне дали телефон комбата Сухаревского. Так уже я попал сюда».

К слову, комбата майора Вадима Сухаревского с позывным Барсук в бригаде настолько уважают, что даже в качестве «неофициальной формы» носят черные футболки с принтом барсука и логотип «Если наступление — это мы».

«Некоторые моменты записывать на пленку мы не будем!» — улыбаясь собственным воспоминаниям, говорит Маугли. И добавляет, что, если все сложится хорошо, то напишет рассказ, опираясь на заметки собственного дневника. «Самые яркие моменты — их порой трудно отличить, — рассуждает он. — Отдых после многочасового перехода, когда ты засыпаешь на «броне»… Мы тогда переезжали из Угледара. Ехали часов, наверное, 8-10, все время на броне, без остановок. И когда уже приехали, машина остановилась, мы, как были на ней, друг на друга оперлись и отключились. Затем тот марш-бросок учебный прошлым летом. Его показывали в новостях… С одной стороны, это было ужасно, но когда он завершился, пришло ощущение счастья, что смог, выдержал, — это также трудно передать!.. Когда зашли сюда, каждая пуля, которая свистит рядом, она особенная, каждый миг, когда стреляешь в ту сторону, он также особенный. Когда видишь, как по «сепарским» позициям прилетает что-то тяжелое в ответ, на это можно смотреть вечно!.. Когда были здесь, и впервые начала работать вражеская арта, бежишь узнавать, как там ребята. Приходишь — все целы. И опять-таки это ощущение, что сейчас все целы — его очень трудно передать!.. Когда прибежал в момент, когда пошел наш ответ. И ты не видишь ничего дальше 50 метров из-за одного сплошного тумана…».

Его отрывочные воспоминания очень визуальные, и они — также своеобразная экскурсия, только во времени, а не в пространстве.

«Очень трудно что-то назвать полноценным боевым столкновением, — говорит боец. — Потому что в 2014 году вот был ты, а вот — противник, вы друг друга видите. А сейчас ты куда-то в ту сторону стреляешь, и откуда-то где-то рядом что-то свистит. Как по мне, это очень трудно назвать «боевым столкновением», хотя случайная пуля тоже может убить».

На вопрос о текущей ситуации он взрывается коротким смешком. Смешок подтверждается глухим «бух», очевидно, из «бэхи». «Привычная, — наконец, говорит он. — Это место, оно, пожалуй, с 2015 года почти ежедневно звучит в отчетах. То, что обычно здесь, на других участках было бы расценено как обострение, а для этого места это обыденность».

Тишину нарушают минометы, реже арта. На стрелкотню, РПГ, ПТУРы и «бэхи» здесь просто не обращают внимания. Несколько раз в этом районе «прилетало» из «Градов». Однако соглашения по «режиму тишины» боец ​​считает целесообразными: «К сожалению, да. «Перемирия» объявлять стоит. Как мы ограничено можем применять что-то тяжелое, так же и противник. Здесь есть плюсы и минусы. И будем все же откровенны: у нас есть определенное количество артиллерии и танков. Так же и у противника. Но противник поддерживается Россией, у которой этого гораздо больше. Поэтому пока оно работает в комплексе, пока работают «Минские договоренности»… К ним можно относиться скептически, но они все равно идут на пользу, пока работают санкции… Пусть не так быстро, как хочется, но все идет к лучшему».

«Я уточнил бы: не «перемирие», а временный режим прекращения огня», — включается в разговор один из побратимов.

«Обычно и дня не проходит после объявления… — комментирует Маугли. — Передали режим тишины, прошло несколько часов, а то и минут, и все понеслось снова».

А месяц назад на позицию морпехов «заблудилась» компания «ихтамнетов»: «Была попытка прохода ДРГ. Неудачная для них попытка. Свою работу ребята выполнили на пять с плюсом по старой системе», — комментирует боец. 200-го боевика потом забрали с позиции и передали той стороне.

Маугли признается — общение с людьми дается здесь непросто. Ведь, какими бы близкими по духу ни были люди, а семь месяцев безвылазно в одном пространстве — это то еще испытание: «Потому что у каждого свой характер, а все равно нужно с каждым найти общий язык… И порой то, что тебя не раздражало в обычной жизни, здесь тебя может буквально «разрывать».

Вопрос о планах на «после-победы» бойцы встречают иронией: «Как раз на пенсию выйду», — говорит один парень. Но запасы оптимизма у морпехов прямо пропорциональны запасам черного юмора.

«Ну, надеюсь, это будет раньше! Хочу вернуться к своей работе. Или, возможно, освоить что-то новое, — говорит Маугли, — и жениться…».

Все фото автора


Просмотров: 10