Крук, Бандера и Махно. Как трое побратимов во второй раз воюют бок о бок

Крук, Бандера и Махно. Как трое побратимов во второй раз воюют бок о бок


Они пошли воевать за Украину еще в 2014 году, взяли в руки оружие, чтобы остановить российскую агрессию и вернуть временно оккупированные врагом земли. Тогда «Айдар» был одним из самых известных и одним из самых боеспособных батальонов. Затем кто-то решил отдохнуть, кто-то ушел в другое подразделение. Но недавно трое побратимов, которые бок о бок воевали в 2014 году, вернулись в родной «Айдар» и снова защищают Украину вместе.

Юрий с Луганщины

«Выстрелы начинаются где-то с 17:00 и до утра. И днем ​​бывают прострелы», — рассказывает Юрий о ситуации где-то неподалеку временно оккупированной Горловки. Порой даже слышно, как русские оккупанты кричат. «Сдавайся», — кричат, или «Давай перемирие», — смеется Юрий.

Говорит, врагу нельзя верить. Убедился в этом за годы войны. Даже когда украинские военные дают перемирие, противник первым его нарушает. «Бывает, заходят будто подковой и сами стреляют в свою сторону, а потом их пропагандисты пишут: «ВСУ первыми открыли огонь», якобы где-то в какой-то дом попали, бабушку какую-то ранили. Нечего нам делать, как по мирным стрелять. По мирным они сами стреляют, мы же защищаем гражданских», — говорит Юрий.

Он родился и жил в Старобельске. «Я оттуда, откуда начинался «Айдар», — гордо говорит. — В подразделении с самого начала».

Его псевдоним – Крук. Мужчина вспоминает, как начиналась война. «Сняли флаг, начались эти беспорядки, кричали о референдуме. Я не мог смотреть спокойно, как это все было. Участвовал в освобождении Счастья, потом пошли Красный Яр, Хрящеватое. Воевали-воевали. Когда мы были в Хрящеватом, нам звонили люди из Луганска и просили быстрее зайти в город, говорили, нам остался один рывок, «Давайте, ребята». А потом должен был заехать так называемый гумконвой из России, мы сказали, что ничего не пропустим. А на следующий день как начали бомбить нас!» — рассказывает Крук.

Затем он сделал перерыв, а год назад вернулся в родное подразделение. «Я сказал себе, что не сниму форму до победы, — улыбается. — Я не один вернулся. Многие вновь пришли в «Айдар», когда объявили военное положение, зная, что снова может быть трудно, что никто вместо них эту работу не сделает, потому что мы очень хотим закончить войну, которую не начинали», — говорит Юрий.

В конце разговора армеец говорит: «Украина есть, была и будет. Была еще тогда, когда русских не было. Украина будет лучшей страной».

Петр с Ривненщины

«Я поехал на войну с Майдана в мае 2014 года», — говорит Петр. Его позывным можно пугать россиян. Позывной мужчины — Бандера.

Петр говорит мало, довольно тихо, как бы стесняясь. Мужчине 51. Из них более трех на войне, дома отдыхал два года. «В 2014 мы штурмовали, освобождали населенные пункты, сейчас война окопная, отличается. Но я вернулся, потому что нужно защищать Украину».

Петр работал строителем. После нашего интервью возьмет в руки лопату и начнет копать окоп. Это тоже своеобразное строительство. «Копать надо, потому что надо выжить. Это наша безопасность. Эти окопы спасают наши жизни. Сейчас листья опадут, и мы будем как на ладони. Поэтому и копаем», — говорит Бандера.

Окопы здесь глубокие, на высоту взрослого мужчины, вьются степью, как гадюки. Петр не видел настоящей степи, пока не приехал на Донбасс. «Я не знал даже о существовании таких городов, как Счастье. А теперь Донбасс знаю лучше, чем родную область, — улыбается. — Мне здесь очень нравится, природа красивая. Это же украинская земля, вся наша».

Дома Бандеру ждет пожилая мама, очень волнуется за него. Но у сына есть важная причина, которая его здесь держит. «Украина держит, надо защищать ее. Правильно?» — то ли спрашивает, то ли утверждает Петр.

Юрий с Харьковщины

Еще один Юрий – из Харьковской области. «Мира нет», — говорит о ситуации.

Он тоже взял в руки оружие в 2014 году. Перед этим был в Самообороне, а потом ушел на фронт.

«Первый мой бой был в июле 2014 года за Красный Яр. Это было фактически под Луганском. Мы заходили туда дважды, первый раз без потерь, а затем Вооруженные силы его не удержали, и во время второго захода у нас уже были большие потери. Там тогда и танки работали, и артиллерия, все виды оружия. Но мы все-таки удержались, окопались и со временем ушли. «Айдар» — это штурмовой батальон, он отбивает населенные пункты и передает их пехоте», — рассказывает Юрий.

В июле на фронте объявили очередное перемирие, на этот раз бессрочное. Впрочем, оно не продержалось долго. «Я помню еще первое перемирие в сентябре четырнадцатого. Сейчас фактически то же. Не было тишины ни тогда, ни теперь. Провокация на провокации. Без ответа, бывает, просто нельзя», — говорит Юрий.

В августе 2015 года он вернулся домой, занимался общественной деятельностью, а в этом году вернулся в родной батальон. «Каждый из нас должен сюда приходить, потому что война не закончилась. И если некоторые мои побратимы не могут этого сделать из-за тяжелых ранений, то я могу, потому что нужно доводить дело до конца», — объясняет боец.

Его псевдоним — Махно. Получил его еще… в Крыму. Работал в Ялте в 2009 году. «На улице сидел казак и играл на бандуре, я иду, а у меня тогда еще волосы длиннее были, а он останавливает меня и говорит: «Парень, ты очень похож на батьку Махно», — вспоминает Юрий.

Он увлекается историей, читает историческую литературу. «У меня было время почитать об эпохе казачества, о событиях столетней давности. И я сравниваю то время с нынешним. И времена очень похожи. В свое время у казаков были «зимники», которые готовили еду и жили для войска. В наше время этим занимаются волонтеры. Без них было бы совсем тяжело», — говорит Махно. И напоследок добавляет: «Все будет Украина!».

Фото Анастасии Федченко и Татьяны Земы


Просмотров: 37