«Меня подняли в 4 утра и сказали собирать вещи»: освобожденный моряк Андрей Эйдер

«Меня подняли в 4 утра и сказали собирать вещи»: освобожденный моряк Андрей Эйдер


Главный военный клинический госпиталь. Возле волонтерского пункта припаркован мотоцикл с военно-морским флагом Украины. На нем приехали в Киев отец и мачеха самого младшего из освобожденных военнопленных моряков Андрея Эйдера. Сейчас все, кого вернула Россия 7 сентября, проходят медицинское обследование:  военные в госпитале, гражданские – в «Феофании».

 «Ехали полдня и всю ночь»

– Фейковая информация о том, что наши военнопленные и политзаключенные летят в Украину, нас очень сломала. Настолько, что мы в этот раз до последнего не верили в их возвращение и не откладывали своих планов – поехали на фестиваль в Галыч, – рассказывает отец Андрея Дмитрий Эйдер. – И только тогда, когда я поговорил по телефону с мАлым, мы быстро собрались, в микрофон крикнули на весь фестиваль, что наши моряки вернулись, и выехали в Киев. Мы ехали полдня и всю ночь на мотоцикл-круизере – 700 километров, по трассе 110 километров в час, а Женя еще и в это время переписывалась по телефону. Приехали в 3 ночи, а в 9 утра уже были госпитале.  

– Андрей такой худенький! Я обняла его за талию, и сказала, что никогда не отпущу, – добавляет Евгения.

Сына Дмитрий не видел примерно 1,5 года (с теми 9 месяцами, что он был в плену в РФ). Говорит, Андрей возмужал, изменился, но остался все таким же «пацаном».

– Мы все так же шутим. Первый наш разговор по телефону был таким: как только они вышли из самолета, я набрал бывшую жену, маму Андрея, она передала сыну трубку. И он спрашивает: «Батя, а кольцо?». А я говорю: «А чего ты вернулся раньше срока? Я начал его на заказ делать, теперь жди», – смеется Дмитрий. – Но все-таки привез. Так что Андрей уже сделал предложение своей девушке Марине. 

Мужчина говорит: сейчас освобожденным морякам больше всего не хватает свободы передвижений и действий. 

– Они 9 месяцев выполняли чьи-то указания. Поэтому теперь я даже сажусь подальше, шучу: «Мало ли, вдруг вы подумаете, что я на вас давлю». Но все равно сейчас нужно быть рядом с ними, – говорит Женя.

Сейчас она помогает волонтерам в киевском госпитале, а еще занимается вопросами издания книги стихотворений Андрея – их он передавал в Украину из СИЗО.

Евгения и Дмитрий Эйдер. Фото: Ирина Семеняка

«Эти девять месяцев меня очень изменили»

В это время сам Андрей с утра и до вечера проводит в кабинетах врачей госпиталя. Когда россияне напали на корабль «Бердянск», моряк получил ранение и перенес операцию, находясь в плену. Свой 20-й день рождения Андрей встретил в СИЗО «Лефортово» в Москве.

 – О том, будто нас отправляют домой 30 августа, я узнал позже из новостей, а затем подробности мне рассказал адвокат. За несколько дней до самого обмена меня подняли в 4 утра и сказали собирать вещи. В самолете я был рад видеть весь свой экипаж – тех, с кем не виделся на судах. Мы общались, обсуждали новости и свои планы. Встреча с ребятами на судебных заседаниях – это всегда была радость. Когда ты сидишь долгое время в камере с каким-то соседом (у меня это был наркоман, дед, отбывавший наказание за взятку и мошенник), а затем вырываешься в суд, то, хотя и находишься в специфическом месте, но рядом люди, с которыми ты многое прошел, они как твоя семья. Когда вышел из самолета, конечно, была радость. Я знал, что надо держаться, ведь меня ждут родные.

По словам Андрея, во время пребывания в российских СИЗО психологически на него не давили. Сейчас освобожденный моряк немного растерян от внимания журналистов, и говорит – хочет скорее вернуться домой, в Одессу.

– Я уже сделал предложение своей девушке Марине и готовлюсь следующим летом сыграть свадьбу. Очень хочу в Одессу, хотя Киев для меня родной город, это же Украина. Но я хочу домой – там друзья, семья. Да и к морю тянет, всех нас к нему тянет. Эти девять месяцев меня очень изменили. Я понял, что карьера, деньги – это вообще неважно, когда ты не можешь быть рядом с людьми, с которыми привык быть, которых ты любишь.  


Просмотров: 10