«Мой рекорд – 29 человек за один день в условиях обстрелов»

«Мой рекорд – 29 человек за один день в условиях обстрелов»


О киевском стоматологе Святославе Прохорове мне рассказали военные, которых он лечил. Ассистент кафедры ортопедической стоматологии НМУ им. А.А. Богомольца был мобилизован в армию в конце 2014 года. Служил в 25-й отдельной Днепропетровской воздушно-десантной бригаде. Создал четыре передвижных стоматологических кабинета, оснащенных новым современным оборудованием, для бригад ДШВ, один стационарный для десантников 81-й бригады и два кабинета — для 10-й ОГШБр и 3-го полка спецназа. А после службы продолжает лечить зубы военнослужащим, ездит на полигоны и приучает интернов к работе с военными.

Со Святославом мы встретились в Киеве, возле медицинского университета.

«Видите, к 185-летию университета над главным входом сделали баннер в цифрах и лицах. Там и Амосов, и Павлов, и Боткин. И я туда попал. Я только демобилизовался, и ректор сказала, что нужна моя фотография в военной форме. Очень этим горжусь», — рассказывает Святослав.

Он с восторгом рассказывает о своей работе и военных не только десантно-штурмовых войск, но и всей украинской армии. Показывает фотографии – с какими зубами и проблемами приходят бойцы и с какими идут после лечения. К тому же врач отмечает, что у него нет много времени на лечение каждого воина, потому что они — нестандартные пациенты — сегодня на одном месте, завтра на другом. На войне лечение должно быть эффективным и быстрым.

О том, как попал на войну, о работе на фронте в экстремальных условиях и высокую награду от Героев Украины Святослав Прохоров рассказал «Повернись живим».

Тогда я был главным стоматологом ВДВ, а сейчас внештатный главный стоматолог ДШВ

На войне стоматологи очень нужны, ведь там на зубы влияют условия проживания: постоянная смена температуры, плохая вода. Сами ребята говорят, что зубы просто начинают сыпаться. Когда началось первое перемирие, в базовом лагере на Днепропетровщине основными были пациенты стоматологического профиля. Ежедневно по 10 ребят везли в 66-й госпиталь. Они там целыми днями сидели, их лечили, под вечер их привозили обратно. Там был только один стоматолог. Раненые, которые ложились в госпиталь, с ночи занимали очередь. Это была основная проблема. После этого родилась идея — поставить стоматологическую установку в кузов ГАЗ-66 и привезти в базовый лагерь, а впоследствии — создать кабинеты для десантников. Я служил 1,5 года, никак не мог мобилизоваться из-за этих кабинетов. Мы их сделали четыре. Первый появился у меня в 25-й бригаде, затем сделали для 80-ки, затем для 95-ки и 79-ки. Я сам десантник, занимался только десантниками, лечил только десантников. Сейчас уже всех лечу. И последней бригаде сделали кабинет, когда я уже демобилизовался и преподавал в университете. В Святогорске для 81-й бригады стационарный кабинет поставили. Я сам себе прислал из Киева посылку с инструментами, привез стоматологическое кресло, Игорь Ященко (волонтер, который также бесплатно лечит зубы военным и имеет четыре стоматологических кабинета в ООС) подарил установку. В этот кабинет я до сих пор езжу работать.

В Тернополе мы сделали для 3-го полка спецназа из Кропивницкого из морского контейнера стоматологический кабинет. Там на заводе «Галит» этот контейнер изнутри обшили, установили новую стоматологическую установку. Командир полка дал прицеп и сказал, что он будет постоянно с этим кабинетом. Мы приварили контейнер на прицеп, забрали его и «Уралом» тянули из Тернополя в Кропивницкий. Там есть молодой стоматолог, направленный из военно-медицинской академии. А потом потащили в свой базовый лагерь в Донецкую область.

Также я своего студента-интерна отправляю в 10-ю ОГШБр. У них стоматологический кабинет есть. Сейчас я ему посылаю необходимые фотополимерные материалы, профайлы (иголочки, нервы удалять). Он говорит, проходит интернатуру, а работать не дают, попросился в ООС, и я его отправляю в Крымское. Бригады будут меняться, а он всех будет лечить.

В Широкино тоже стоит волонтерский кабинет на колесах, туда можно приехать и работать. В целом, в наших кабинетах есть все: кресла, машинки, фотополимерные лампы, анестетики, шприцы, иглы специальные. Я это все сам покупал.

Чем больше я слышал о войне, тем больше меня туда тянуло

К военным я не имел никакого отношения. Срочную службу отбывал еще в советской армии. Когда началась война, даже не очень представлял, что там происходит. Хотя у меня друзья были, которые воевали. Я их не видел, только иногда звонили. Они говорили, что там ужас. И меня потихоньку начало тянуть на эту войну.

Мой друг спецназовец рассказывал о куче раненых, потерях. Тяжелораненые или остаются инвалидами, или умирают. Он говорил, что у них тоже есть тяжелораненые. В начале войны военная медицина была очень слабой. Точнее, ее не было. Я начал волноваться, что врачей нет, раненые погибают, потому что никто не может нормально оказать первую медицинскую помощь. Начал смотреть репортажи о войне, часто звонить своим знакомым, которые были там. Оказалось, что все время мне приходили повестки по месту прописки, но отец выбрасывал их и мне не показывал. А потом повестка пришла по месту работы. К тому времени я психологически был готов. Но военкому сказал, что у меня есть определенные дела, пациенты, которых нужно долечить. А он говорит: «Какие зубы, там люди гибнут». После этих слов на следующее утро я уже приехал в военкомате. Сначала попал в 51-ю бригаду. Пришел, а там никого нет. Это был январь 2015 года, их расформировали. На тот момент у них было 82 пропавших без вести. А меня к ним направили в медроту ординатором приемно-сортировочного отделения.

Я из-за этого позвонил военкому. Он меня срочно вернул обратно. Сказал, что поступила директива — отправить всех медиков в Макаров, где нас будут учить по стандартам НАТО оказывать медицинскую помощь. 360 врачей со всей Украины: хирурги, анестезиологи, стоматологи (нас 50 человек было), гинекологи, проктологи, пульмонологи — учебный центр для врачей всех профилей. Мы там занимались месяц, и оттуда я попал в 25-ю бригаду.

Максимально за день в экстремальных условиях я принял 29 бойцов

Мне выделили кабинет в каком-то разваленном санатории. Я начал с того, что отмыл его, затянул окна пленкой и начал работать. Сам себе из Киева присылал необходимые вещи, Игорь Ященко мне многим помог. Все, что нужно для лечения и для удаления зубов, у меня было. Только протезированием не занимался, потому что для этого нужна лаборатория.

Перед началом работы попросил у комбата сделать объявление. Вышел и спросил у ребят: «Поднимите руки, у кого за прошедшие сутки болел зуб?». 10 человек подняли руки, и еще 3, у кого позапрошлой ночью болел. Эти 13 ребят и стали первыми пациентами.

Периодически, конечно, попадали в экстремальные условия работы. Бывали на Авдеевский промзоне. На нашей машине туда заехать нельзя было, потому что она большая и не бронированная. Поэтому мы ехали с разведчиками. Взял с собой бокс, стерильные лотки, у меня была электрическая машинка, завели генератор, поставили скамейку, солдата посадили на стул, головой об стенку уткнули, и я удалял зубы. Там стоял наш гаубичный батальон, постоянно были сильные обстрелы, а ребят не отправляли в больницу, потому что в тех условиях каждый боец ​​был на счету. Ребята съели все обезболивающее, испытали все народные методы. У некоторых уже опухли щеки. Нам очень быстро надо было вылечить почти 60 бойцов. Почти все время, пока мы там были, вокруг взрывались снаряды. Один упал в нескольких сотнях метров от нас. Там я поставил своеобразный рекорд, приняв за день 29 бойцов. Работали с десяти утра до полуночи. И вот тогда я подумал: в Киеве за день принимал пять человек и чувствовал себя уставшим, а тут оказалось, что запас прочности у меня просто неисчерпаем.

Был пациент с травмой головы, дважды сознание терял во время удаления зуба мудрости

До войны я таких зубов не видел. У меня есть много снимков различных примеров. Нарабатываю колоссальный опыт. Но мы здесь только лечим, удаляем нервы, зубы, пломбируем. Протезированием не занимаемся.

Разные были случаи и пациенты. Очень много было удалений, клинических случаев. Был пациент, например, с одними корнями вместо зубов. Корни — это источник хронической инфекции. А времени назначать лечение и ходить ежедневно нет, — сегодня он есть, завтра не будет. Эти корни в любом случае нужно удалять, потому что, когда холодно и сыро, все начинает сыпаться, поднимается температура, появляется гной. Я удалял все за один раз, потом зашивал. На гражданке он уже будет ставить имплантаты.

Был раненый в лицо, с поврежденной челюстью, глазом. У него был съемный протез, который не держался, он с ним мучился.

Был парень, который попал в плен. Сепары подумали, что он умер, и бросили его в машину с 200-ми, и когда из машины выбрасывали, то бросили его вниз головой. У него травма черепа. Мы ему зуб мудрости удаляли, потому что ему было очень больно, опухло все. Пока мы удаляли, он дважды терял сознание.

Был снайпер один. Они выходили на 2-3 дня. И у него зуб болел ужасно. Самое опасное, это когда снайпер идет на задание и когда возвращается, потому что его могут увидеть, может подорваться на растяжке. А у него открытый нерв в зубе был. Он уже ни о чем не думал — ни о задачах, ни о сепарах. В аптечке было обезболивающее — он его все выпил, но оно не помогало уже. Я ему сделал укол, удалил этот зуб, он ко мне прислонился и говорит: «Так хорошо. Ничего не болит. Док, ты не представляешь, что я пережил за эти два дня».

Я и сепарам оказывал помощь. По военными правилами, пленного нужно лечить, кормить, ему нужно создавать условия. Я с ними говорил, но они были очень напуганы и лишь хотели, чтобы их не расстреляли. У одного челюсть была сломана, у другого нога…

Только за время службы я помог более 1200 бойцам. А после службы уже и не считал.

Мои интерны так работают, что потом сами собой гордятся

Я до сих пор езжу на фронт, работаю в кабинете в Святогорске. Но все же чаще бываю на полигоне в Житомире. Президент ассоциации стоматологов Украины в штабе полигона поставил две стоматологические установки. Сначала я туда ездил сам. Потом начал брать с собой интернов, клинических ординаторов. Они очень просятся работать с военными.

Интернов я так настраиваю, что в этих поездках нужно не просто работать, а пахать. В 8:30 у нас начинался рабочий день, в 10:00 приезжали в палатки, без обеда, до ночи. В 22:00 возвращались в палатки, и они просто вырубались. В Киеве уже спросил: «Ну как?». А они говорят: «Мы так собой гордимся, даже не представляли, что можем так работать, военных лечить. Мы теперь в свои силы поверили».

Сам я езжу за свой счет, на праздники или когда у меня отпуск. Жена ни разу ничего против не сказала. Но сейчас у меня маленький ребенок, хочется с семьей побыть. Думаю, приобщиться к ПДМШ и официально от них ездить в командировки.

Заслуженный врач Украины?

Когда я демобилизовался, Михаил Забродский, командующий ДШВ, начал ходатайствовать о присвоении мне звания «Заслуженный врач Украины». К тому времени я уже вернулся в университет. По процедуре, ученый совет университета должен рассмотреть мое дело. Я выступил с речью. И наш ученый совет единогласно проголосовал за присвоение мне почетного звания, ректор это подписала и соответствующие документы отправили в Минздрав. Далее документ должен подписать министр здравоохранения и направить его в Администрацию президента. А уже после этого на День медицинского работника происходит присвоение почетного звания.

В министерстве документы год пролежали, потом пришел ответ, что министр рассмотрела и решили: звание «Заслуженный врач» нецелесообразно. Мне даже говорили, что для этого нужно дать деньги… Но я категорически отказался.

Мой друг Редут, командир 3-го отдельного полка специального назначения ССО, предложил написать обращение к президенту. Но потом решили писать премьер-министру. И это обращение подписали Игорь Герасименко — командир 5-й БТгр, Александр Порхун — комбат 13-го батальона 95-й бригады и Александр Трепак — командир 3-го полка спецназа. Три Героя Украины подписали. Наконец, Гройсман взял этот вопрос на контроль. Через месяц в Минздраве подписали ходатайство. Но на День медицинского работника мне ничего не вручили. Редут очень настойчив в этом вопросе, собирается писать ходатайство новому президенту.


Просмотров: 39