На приграничье. Как возле Крыма живут родители пропавшего без вести активиста

На приграничье. Как возле Крыма живут родители пропавшего без вести активиста


Лариса и Дамир Шаймардановы держат границу. Неподалеку от села Стрелковое Херсонской области, где они живут, начинается оккупированный Крым. Тема полуострова болезненна для супругов не только из-за вражеской интервенции, но и тем, что в мае 2014-го там пропал без вести их сын Тимур, активист «Украинского народного дома» и координатор протестов на полуострове.

Двое других детей, которые также жили в Крыму, вынуждены были уехать и искать убежище на Западной Украине. Шаймардановы деятельные и социально активные — кроме хозяйства, которое требует постоянного ухода, Дамир тренирует детей в секции «Дзюдо Арабат». Только что закончился седьмой турнир в соседнем селе Счастливцево, посвященный памяти Героя Небесной Сотни Дмитрия Максимова. Максимов был мастером спорта, «серебряным» и «бронзовым» призером дефолимпийских игр. О нем рассказывают детям перед началом турнира, в организации которого приняли участие супруги. Гостями мероприятия стали представители ОО «Семья Героев «Небесной Сотни» и Национального музея Революции Достоинства.

Лариса проводит импровизированную экскурсию по местным достопримечательностям. Показывает термальные источники, соленые озера, часовню и аллею памяти героев Майдана и войны, которую начали строить. Признается: рассказывать о сыне и событиях в Крыму не готова — слишком больно. Поэтому говорим о жизни на приграничье, настроениях местных, турнире и патриотическом воспитании. Ниже — ее монолог.

«Не ломать копья, а воспитывать молодежь»

Мы проводим не просто спортивные турниры, а всегда стараемся нашим юным воспитанникам прививать патриотизм. Идея проведения турнира имени Дмитрия Максимова возникла не спонтанно. Мы очень болели за Украину в период событий на Майдане. И мы, живя с мужем на Арабатской стрелке, и наши дети, жившие в Крыму — все абсолютные единомышленники, были полностью на стороне Майдана. Жили событиями ежеминутно, не могли остаться в стороне. Когда произошла трагедия — расстрелы в феврале, и был убит Дмитрий Максимов, мальчик-дзюдоист, мы взяли его в качестве примера для наших детей и в апреле 2014-го провели первый турнир его памяти. И чтобы идти этим курсом, ежегодно проводим это мероприятие. Вчера мы провели турнир памяти Героев «Небесной Сотни» уже в седьмой раз.

Каждый год он проходит по-разному. Мы начинали проводить его в селе Стрелковое. Стараемся, чтобы каждый турнир имел какую-то изюминку, что-то новенькое. У нас тогда был полк «Азов», он глубоко задел, оставшись в памяти детей, когда бойцы молитву свою зачитывали, и детям много всего показывали. И наши школьники долго с ними общались.

Затем председатель Стрелковского сельского совета Александр Пономарев — мой постоянный оппонент в вопросе патриотизма — стал делать все, чтобы проведение таких турниров стало здесь невозможным. У нас в то время открылась вторая секция дзюдо в селе Счастливцево, мы обратились в сельсовет, где получили полную поддержку.

Организацию турнира и финансовую сторону взял на себя Счастливцевский сельсовет. Помогает как председатель совета Виктор Плохушко, так и работники Дома культуры. И его художественная руководительница, которая с девочками очень трогательную композицию подготовила и остальные, кто организационные моменты взял на себя. И для нас большой поддержкой является то, что они делают, без этого мы не смогли бы сделать вступительную часть, реквием, где мы рассказали детям о Майдане. И уже второй год подряд мы турнир проводим при участии и поддержке общественной организации «Семья Героев «Небесной Сотни». Это, конечно, придает больший вес мероприятию, дает возможность встретиться и пообщаться с интересными людьми. Таким образом мы продолжаем воспитывать детей на патриотической основе, за что очень благодарны гостям.

Отсутствие девочек на турнире (кроме одной) — это не политика нашей секции. Девочки всегда у нас участвовали в турнирах. Это было пожелание тренеров из других секций, которые считают, что поражения мальчиков в поединках с девочками наносят им психологический удар. Мы это мнение не разделяем. Мы других девочек не включили в эти соревнования, но одну все-таки отстояли хотя бы потому, что равных ей девочек по весу просто нет (Речь идет о пятикласснице Виталине Сердюк, которая заняла второе место — ред.). Она у нас вообще девочка активная, учится в школе на «отлично», участвует во всех мероприятиях. Занимается танцами и другими видами творчества. Мы ее очень любим, поддерживаем, она всегда и везде с нами.

Отношение к происходящему неоднозначное со стороны взрослых, тем более в нашем регионе. Но для нас самое главное — это дети. Например, вчера в турнире участвовали шестилетние дети. Они ровесники Революции Достоинства, и историю этих трагических событий могли узнать только со слов старших. И поэтому наша основная задача — не ломать копья со взрослыми, а воспитывать молодежь.

«Зеленые человечки» и вынужденные переселенцы

В основном проблемы переселенцев — это их личные проблемы. Например, в Счастливцево живет семья Сердюков с Востока, переселенцы, их девочка занимается у нас в секции — они активно участвуют в жизни села, и, соответственно, их поддерживают, к ним относятся нормально. Говорить в целом о проблемах переселенцев я не могу, не вижу большой поддержки на государственном уровне, в основном они решают свои проблемы сами.

Мои дети после событий Майдана и аннексии Крыма выехали с полуострова. Нашли убежище и очень довольны во Львове. Там очень большая диаспора переселенцев из Крыма, они между собой тесно общаются.

Я была непосредственным свидетелем появления «зеленых человечков», которые приземлились на окраине села. В тот день односельчане были на субботнике, позвонили и сказали, что вооруженные люди в форме без опознавательных знаков обыскивают их. Мы выехали туда с ребятами и с председателем нашего совета. Мы не могли даже представить, что это россияне. Наше авто остановили, на нас направили автоматы. Над головами кружило два боевых вертолета. А два транспортных загружали 38 «зеленых человечков». Оказалось, что их высадили не там, где надо, — им нужна была газораспределительная станция. Россияне считали, что это филиал «Черноморнефтегаза», и они прилетели охранять именно этот объект. Подъехал мой сын, он снимал происходящее. Эта съемка есть на «1 + 1» — «Зеленые человечки в Стрелковом». Он снимал вертолеты, а они … обещали его пристрелить.

Я общалась с этими русскими бойцами, это было 15 марта 2014 года. Я спрашивала: «Что вы здесь забыли?!». На что мне ответили: «Мы здесь, во-первых, по приказу, во-вторых, мы не хотим, чтобы здесь были такие же события, как в 1992 году в Чечне». Они почему-то считали, что без них и в Чечне бы не обошлось, и здесь без них не обойдется. Просили близко не подходить, щелкали затворами. На что я им сказала, что мне ничего не страшно, я на своей земле, а вот непонятно, что они здесь забыли. Они осаждали этот объект, пока не вывезли оттуда оборудование, с марта до декабря 2014-го.

Конечно, близкое расположение нашего села к границе очень сильно сказалось — у нас в основном курортный бизнес. Конечно, люди меньше ехали, особенно в 2014, 2015 годах — было чувство страха. Стало сложно привлекать инвестиции из-за близости к зоне риска. И было тяжело морально, потому что некоторые с радостью воспринимали то, что рядом были россияне, что они заходили в село. Некоторые признавали, что это бывшая территория Крыма, и мы должны быть в составе захваченных территорий.

Сюда в апреле приезжали российские медиа из Крыма, от «Звезды», «Russian today». Мы находимся на украинской территории, а они свободно передвигались, провоцировали односельчан на то, чтобы они поднимались, выходили на протесты и просились с Крымом вместе. Но, слава Богу, этого не произошло, мы положили конец этому движению, во второй раз мы их отсюда выпихнули, нам помогали «сбушники», и больше их здесь не было.

Многие местные имеют родню как в России, так и в Крыму, они продолжают считать, что мы «братские народы» — сегодня это количество не сильно изменилось. Я сама из России, мы приехали сюда в 1986 году. Но мне очень трудно принять и признать правильными действия России, я таких взглядов не разделяю. И я очень благодарна всей семье, мы единомышленники. В нашей семье нет других взглядов, как случается в других семьях. Мы все считаем, что Россия поступила коварно, неправильно, наш дом — Украина.

О молодежи, малом бизнесе и этническом содружестве

На Арабатской стрелке проживает много крымских татар. Если в нашем селе и в Счастливцево их немного, процентов 10-15, то в Новоалексеевке их процентов 30. В Новоалексеевке есть мечеть, в Счастливцево строится — с помощью диаспоры из Турции. У нас есть здание, но без минарета, и там крымские татары по пятницам собираются, проводят свои традиционные молебны.

Нас с ними объединило то, что они аннексию Крыма пережили значительно труднее, чем украинцы, хотя я не считаю, что принадлежность к Крыму следует делить по национальному признаку. Потому что Крым — это Украина. Но именно татары крымские, они с такими трудностями возвращались! Для них это не первая депортация. И вот здесь осевшие крымскотатарские семьи — это те, кто ехал из мест депортации и не попал в Крым. Мы приехали в 86-м году сюда, и нас не сразу прописали. Муж у меня казанский татарин, и председатель сельсовета говорил: «У меня же не написано, что я, скажем, полтавский украинец! Я просто украинец! Так и вы — просто татары! И есть негласное правило вас здесь не прописывать». Они все прописывались очень сложно, им не были здесь рады. Сейчас другое отношение, таких напряженных отношений нет. Живут все дружно, крымские татары заслуживают уважения за свое трудолюбие, патриотические настроения.

У нас фермы как таковой нет, просто хозяйство. Мы не специалисты, мы продолжаем учиться. Но пока мы учимся, возраст берет свое, с каждым годом все труднее, тем более, что теперь детей рядом нет. А так — основной бизнес на Арабатской стрелке туристический. К сожалению, курортный сезон не очень длительный. К примеру, в Счастливцево этот период дольше — с середины мая до конца сентября. Есть участки, на которых выращиваются зерновые. В частном секторе есть небольшое поголовье крупного рогатого скота, но молодежь не очень хочет этим заниматься. Молодежь занимается строительством — оно востребовано. У нас есть пансионаты — это также дает большое количество рабочих мест. Наиболее продвинутая молодежь строит собственные маленькие пансионаты. Также все занимаются рыбалкой. С каждым годом все больше молодежи уезжает работать за границу — в Польшу, Чехию, есть два человека в Италии.

Все фото автора


Просмотров: 68