Назвал сына в честь погибшего в ДАПе побратима, — «киборг» Виталий Горкун

Назвал сына в честь погибшего в ДАПе побратима, — «киборг» Виталий Горкун


«Своего сына я назвал Богданом, в честь одного из погибших в Донецком аэропорту парня. Богдан Здебский, он был из села Розвадов Львовской области. Молодой человек, в 22 года погиб. Когда смотришь на такую ​​молодежь, думаешь, что именно такие должны строить страну после войны. Но, к сожалению, Бодя погиб 8 ноября 2014 года. Очень хотелось, чтобы Богдан имел своих детей и продолжал свой род, но не сложилось. Поэтому я решил, чтобы у моего сына был такой ангел-хранитель. И чтобы сын знал, в честь кого его назвали. Как подрастет, обязательно ему об этом расскажу», – говорит бывший командир отделения 79-й отдельной аэромобильной бригады Виталий Горкун.

Он один из тех, кого называют «киборгами». На войну Виталий ушел добровольно и дважды был в Донецком аэропорту: в октябре и ноябре его ротация в зоне боевых действий на аэродроме длилась по 10 суток.

«Никогда не забуду 7 октября. Это день рождения Путина, и Гиви с Моторолой тогда кричали, что хотят отпраздновать взятием терминалов Донецкого аэропорта. Поэтому накануне, 4 и 5 октября, выходили напрямую два танка боевиков и работали по нам, а под прикрытием заходила вражеская пехота. Это были действительно тяжелые бои, – вспоминает Виталий. – К тому же они подбили три наших танка, и мы остались без них. В то время у нас были тяжелораненые, а затем поступила информация, что по нам бы должны работать «Буратино» (тяжелая огнеметная система, – «Вернись живым»). Наша артиллерия тогда очень хорошо помогла: рискуя тем, что по ним может прилететь ответ, они почти сразу открывали огонь по нашим заявкам. Терминалы никто не сдал».

В тот период по защитникам ДАПа боевики били из танков, 120-мм минометов и «посыпали» из «Градов». Позже, в ноябре, били еще и с 152-мм артиллерии. В старом терминале находились до 30 украинских бойцов. Когда кто-то из них был ранен, пополнение приходило только с новой ротации.

«Когда мы заходили в аэропорт в октябре, то не понимали, что происходило, какая там оперативная обстановка. Мы поехали, потому что нам сказали, что это будет плацдарм наступления на Донецк, что мы там должны закрепиться и держать оборону, чтобы накопить силы. Потом мы поняли, что, видимо, никакого наступления и не планировалось. В ноябре, на второй день нашего пребывания там, с часу ночи и до рассвета нас хорошо «утюжили» 152-мм калибром. После этого «правосеки» вышли, сказали, что реально здесь нечего держать. Но еще где-то две недели старый терминал продержался до первого серьезного штурма», – говорит Виталий Горкун.

После обороны Донецкого аэропорта он вместе с бригадой отправился воевать в Водяное. Но, говорит, ротации в ДАПе были для него самым сложным испытанием за время этой войны.

«Именно в Донецком аэропорту я оставил много своих ребят, в ноябре у нас в один день четыре парня погибли. Кто говорит, что не боялся на войне, тот, наверное, на войне не был. Мне только два раза снилась война: иду по полю, пшеница, «Грады» приземляются и я слышу, что они все ближе и я проснулся», – говорит Виталий.

Сейчас он – начальник патрульной полиции Борисполя, до этого возглавлял патрульных в Мариуполе. Говорит, что за эти годы так и не привык к тому, что общество не хочет меняться.

«Мы не можем сказать, что мы идеальные, но мы стараемся меняться. Более двух лет, я работаю в полиции, меня беспокоит то, что люди не хотят меняться. Но я понимаю, что это не быстрый процесс, наша совковая ментальность нас не покинет так быстро. Но это надо делать, сейчас закладываются фундамент новой лучшей страны, а именно для этого ребята и держат оборону на передовой».

Фото: Виталий Горкун / Facebook


Просмотров: 13