Под властью «зеленых». Как живет оккупированный полуостров

Под властью «зеленых». Как живет оккупированный полуостров


Пять лет назад территорию Украины пересекли мужчины в камуфляже без шевронов. Кремль делал «покер фейс» и повторял, как мантру, мол, «нас-там-нет», а такую ​​форму можно купить в любом военторге (ага, а также оружие). В историю с псевдореферендумом можно было бы попробовать поверить, если бы не факт, что еще накануне этого действа, когда даже по извращенной логике пророссийских сил, Крым был в составе Украины, на подъезде к полуострову выросли блокпосты под триколорами, а «зеленые человечки» и экс-беркута заламывали руки, похищали активистов и журналистов, которые пытались пересечь границу. Когда, собственно, никакой «границы» не существовало.

Все меньше тех, кто остается в Крыму и сопротивляется, готовы говорить открыто о ситуации на полуострове и своей активности. С крымчанами теперь остается общаться только по Скайпу. И то очень-очень осторожно.

Эмир (имя изменено) один из этих немногих. Он согласился рассказать о том, как изменилась жизнь в АРК. «Сейчас, мала, я только окошко закрою! – ласково говорит он в начале разговора. – У нас здесь с открытыми окошками говорить нежелательно… многоэтажка — есть моменты. К сожалению, вернулись конец 90-х, 37-х и 56-х годов»…

В отличие от многих, в 2014 году я прекрасно понимал, что будет происходить. Дело в том, что у меня отец в национальном движении крымских татар был. Я родился в России, вырос там. Когда начали заходить войска, у моей жены был шок. Я говорю: «Надо забить окна щитами. Доска должна быть минимум 10 сантиметров». Она на меня смотрит: «Что? Зачем?». Я говорю: «Если зашли войска, значит, будет война». Жена медик, готовила операционный чемоданчик, медикаменты все, инструмент я знаю, что такое осколочные ранения, имея родных в Сухуми, понимаю, как выглядит война.

Сказать «слава Богу, что здесь не начали стрелять» не уверен. Лучше бы начали… Я написал отказ от российского гражданства, даже вид на жительство не беру принципиально, потому что понимаю, что если я возьму вид на жительство, то это хомут на шею. Я ни одного документа с этим государством подписывать не буду.

Также еще до «референдума» я закрыл свой бизнес – я был довольно успешным человеком. Но решил, что ни копейки не буду платить. В принципе, до сих пор пока этого придерживаюсь. И вынужден 90 дней находиться в Крыму, а 90 – в Киеве. Так получилось. Я не хочу получить «депорт» и больше сюда не заехать. Дети живут в Киеве и поддерживают материально. Я все эти пять лет 90/90 езжу туда-обратно. Соответственно, вижу многочисленные изменения, которые начали происходить.

Я не беру даже вид на жительство, у меня есть определенные принципы. Я не работаю, потому что если я пойду работать, то только как иностранный гражданин. А если как иностранец, значит, я должен взять лицензию, заплатить российскому государству за то, что они позволят мне, крымчанину, который не согласился с тем, что произошло, работать. Я нигде здесь работать не смогу. Медицина здесь для меня только платная.

Фото: Яна Дубинянская

Произошли изменения в медицине. Да, они предоставляют бесплатное лечение, у них есть своя реформа. То же, что предлагает Супрун, только в худшем воплощении, потому что сейчас страховые компании заставляют медиков больше писать, чем работать – это раз. Врачи не имеют права дополнительно, если человек лежит в больнице, давать рекомендации на другие лекарства. Только на те, что есть у них. И которые не всегда соответствуют лечению или несовместимы. Я в прошлом году прошел это со своей мамой, у которой был инсульт. Мне пришлось дать 5000 рублей врачу, чтобы позволили маму капать и колоть своими препаратами, лучшими, импортного производства.

Затем мама лежала в больнице на материковой Украине. Врач говорит: «Нам жаль, но на пятницу-субботу-воскресенье препараты купите, пожалуйста, сами, потому что нам привезут их только в понедельник». Я по старой памяти врача спрашиваю: а может, что-то еще, дополнительно? Нет, ничего не надо! Мы купили препараты только на три дня. Все остальные моя мама получила бесплатно. Я был в шоке. Врач говорит: «Ну это вообще медреформа Супрун».

В 2014 году люди не знали, что «иеговисты — это запрещена террористическая организация». Если в 14-м «свидетелям Иеговы» запретили собираться, то теперь их стали сажать. Если в 14-м году были обыски, то сейчас уже происходят посадки. То, что с крымскими татарами происходит, – это выдавливание. Не знаю, смогут ли российские коллеги, которые борются за права человека, добиться того, чтобы Россия прекратила это.

Крымские татары вынуждены быть в политике и не стоять в стороне. Их вынуждали к этому почти 200 лет, начиная с 1873 года, когда произошла аннексия Крыма Россией и депортация крымских татар (с легкой руки Екатерины II).

В мечетях, когда люди приходят на службу по пятницам (традиционный пятничный намаз, религиозная требование), людей снимают на видео, часто делают облавы, берут отпечатки не только пальцев, но и ног, ДНК заставляют людей сдавать, формируют списки.

В 2014-2015 годах католиков также начали притеснять, но за них «вписался» Папа Римский, и их оставили в покое. Они там сидят тише воды, ниже травы, но их не трогают, это радует. Вроде мелочь, а приятно!

У Владыки люди всегда есть в приходе, на службу приходят. Это единственное место общения и встреч для прихожан Киевского патриархата. Климент постоянно мотается, ездит … его очень жалко! У этого человека действительно большое сердце, жажда справедливости и противоборства очень высока. По факту, этот приход он делал сам.

Что касается работы, то продолжается капитальное замещение! К примеру, в Судаке построили новую школу. И туда с материковой России завезли 70 педагогов. Скажите, куда пойдут местные педагоги? И я считаю, что сейчас идет геноцид всех крымчан – и тех, кто не согласен, и крымских татар, и украинцев, и всех остальных. И школа — это один маленький пример.

Во всех парикмахерских и салонах все администраторы из России. Что такое парикмахерская в ​​советские времена – вы знаете? Парикмахеры и таксисты были «стукачами» КГБ. Потому что люди часто в парикмахерских начинают общаться с мастерами, кто-то кого-то знает и так далее. А администратор сидит и слушает.

Фото: Яна Дубинянская

Очень много заехало россиян, для крымчан работы нет, и с каждым годом становится все «интереснее». Вчера, к примеру, прочитал новость, что Дума приняла закон о том, что дачникам теплицы нельзя содержать. Это очень сильно ударит по крымским татарам, ведь татары – все-таки в основном земледельцы. И те, кто живет на земле, у всех есть теплицы! Даже те, кто «топил» за Россию, с ними сейчас поступают жестко. Людей замещают, люди остаются без работы. Очень многие из Херсона приезжает сюда, из Чаплинки, люди работают продавцами. Так, разница есть – они везут деньги туда, зарабатывая их здесь. Но зарабатывать здесь и жить здесь – это сложно.

По статистике, раньше в Крыму было зарегистрировано около 400 000 предпринимателей. Не знаю, как сейчас, но два года назад осталось около 40 000. Люди закрываются. У меня очень много знакомых уехало даже не на материковую Украину, а за границу, кто куда, и до сих пор едут. Буквально на днях люди просили помочь устроиться в Польше на заработки. Потому что заработать деньги здесь невозможно. Сосед у меня ходит на халтуру, около 60 000 рублей зарабатывает, это где-то около 1000 долларов. Но этих денег не хватает вообще! Коммуналка, оплата квартиры, свет, вода, газ… Потом дети, школа, питание – все очень дорого!

Недавно объявили, что подорожает проезд в Крыму. В России проезд в маршрутках стоит гораздо дороже. Логично равняться на материковую Россию. Но тот же бензин, те же запчасти на автомобили, амортизация – они намного дороже, чем на материке! Водители также жалуются на льготников. И я это постоянно наблюдаю: зашли три человека, которые заплатили, и трое льготников. А льготники – это работники ФСБ, их жены, дети и военные пенсионеры. И когда заходят, показывают «ксиву» и говорят, что они льготники, меня, конечно, это шокирует.

Подорожал Интернет, и одновременно упало его качество. По договору тебе должны давать 100 мегабайт, а по факту дают 20.

Раньше по ресторанам можно было определить количество туристов. Обычно сезон начинался с середины июля и заканчивался в середине сентября. Это тот период, когда все крымчане «стригут деньги». И ты смотришь: ресторан забит или нет? Сейчас в самый пик сезона рестораны полупустые. Да, люди едут, заказывают номера через «букинг» – у меня есть знакомые, которые сдают жилье… Но по факту, на те деньги, что люди раньше зарабатывали при Украине, они могли построить еще один отель! А сейчас они этого сделать не могут, потому что денег, которые они зарабатывают на приезжих, едва хватает, чтобы выжить. Хотя и мост построили, но люди не едут. Причина и в ценах, потому что те, кто приезжает из Владимира или Ярославля, говорят, что «в Москве таких цен нет». «Как вы здесь живете?!» – многие спрашивают. «Вам, видимо, что-то дополнительно наше государство платит?!». Все смеются и говорят: «Конечно, платит, только не нам!». Приезжают в основном по путевкам. Из тех, кто приезжал раньше, из ста процентов российских туристов сейчас приезжает процентов 30. Нет смысла. Дешевле поехать в Турцию, Тунис, Марокко, Египет — и там кайфовать. Потому что пропали украинские дешевые продукты. У меня подруга из России приезжала постоянно отдыхать. И она говорила: «Господи, я у вас тут хоть наемся всего! У нас все это есть, но мы не можем его себе позволить». Но теперь они уже не отъедаются. Закончилась лафа.

В 2014 г. здесь были пенсии «огого». Наши же жадные пенсионеры, когда доллар и цены стали расти, пытались пересчитать свои пенсии. Им пересчитали – теперь они стали меньше…

Я всем нашим несчастным людям, которые говорят, что Украина Крым вернет в ближайшие годы, говорю: ребята, готовьтесь на более длительные сроки. Очень хороший пример – это киприоты. За стол переговоров они сели только спустя 50 лет. И неважно, сколько там правителей и президентов поменялось и с той, и с той стороны. К сожалению, у меня нет надежды на то, что Крым в ближайшие годы вернется. Среди нашего контингента крымских татар царит очень большое разочарование.

Люди, которые работают на КПП, иногда хамят. Как-то у меня увидели место рождения – Россия, отвели в отдельный кабинет и начали: «А вы когда последний раз были в России?». Я так на него посмотрел, рассмеялся. Я понимаю его, он хочет меня поймать. Я говорю: «С 2014 года моей ноги в России не было. Последний раз был в 2012 году на похоронах двоюродной сестры». Унизительная история с деньгами – на этом деле пограничники много зарабатывают. Дело в том, что в Крыму купить гривну и доллар очень сложно, и люди с рублями едут. Едет, к примеру, студентка, на целый год. Ей нужно оплатить обучение. Пограничник начал эту девочку «штормить», потому что у нее нашли больше 20 000 гривен! И она говорит: «Ну я же должна институт оплатить!». «Нет, вы нарушили закон!». Я уже разозлился, говорю: «Если вы сейчас ребенка не оставите в покое, я буду звонить в представительство Президента и буду свидетельствовать, что вы вымогаете у ребенка деньги!». Тогда это замяли, а на меня начали гаркать.

Конечно, я никогда не говорю, кто я, и чем занимаюсь. Говорю, что еду в Киев к родным. Потому что я даже нашим не доверяю. И знаю прекрасно, какие «прослушки» стоят у россиян. Люди же любят поболтать, к сожалению. И они думают, что если они в Украине, то их никто не слушает. Это настолько наивно!.. Люди не могут представить, что они слушают все, что происходит на контрольном пункте в Украине.

Это «временно» на КПП продолжается уже пять лет! За эти пять лет они даже дорожку для пешего перехода не забетонировали, асфальт не положили… Люди ломают ноги, падают… Это старики, женщины, дети… особенно, когда переходят ночью. – Как-то впереди меня шла пара супругов – дед просто упал, потому что не увидел яму. Нет туалетов! Это то, что касается нашей пограничной зоны. Есть медпункт. Меня всегда интересует статистика: сколько людей там умерло? Это факт, люди там умирают – те, кто не может вовремя получить медобслуживание! Когда я поднимал этот вопрос, говорили, мол, у пограничников есть свой медик. Ребята, ну не смешите мои подковы! Значит, надо упасть замертво, потому что если тебе просто стало плохо, нужно измерить давление, ты не можешь зайти в кабинет! Это нарушение прав наших как граждан Украины! И неважно, это временный или временный пункт пропуска! Это лицо моей страны! И мне очень хочется опубликовать фотографию этого туалета и сказать: посмотрите, это наше лицо, это лицо моей страны, это то, что я должен любить! Я очень объективный человек, у меня нет этих перегибов.

Фото предоставлено героем материала

В ужасном виде наши пограничники. Смотришь на русских – они все как на подбор. Тактика, добротная обувь. И смотришь на наших: кто в чем!.. Фуфайки, кожухи… Это в моей голове не укладывается. Конечно, они продадут свою родину, 95%! Потому что голодные! Вот это страшно! Там сидит больше половины коллаборационистов, которые сливают данные. Как сливают данные начальники паспортных столов в Херсоне.

Украина закручивает крымчанам гайки! У всех такое впечатление, что Украина делает все возможное, чтобы крымчане не ехали, а россияне делают так, чтобы все крымчане выехали… Сделайте нам тогда отдельную «Крымскую народную республику».

Раньше в детские сады были очереди, но они не были катастрофичными. Сейчас попасть в садик практически невозможно. Прежде всего в садики принимают детей работников ФСБ и военных. И только потом всех остальных. Поэтому крымчане также недовольны по этому поводу. Урезается питание для детей. Все равно, что сады бесплатные, я свою собаку лучше кормлю, чем там детей…

В школах продолжается тоталитарное давление на детей в плане «патриотизма». Есть школы, где дети утром на линейке поют гимн России. В школах регулярно проводятся «военные часы», «военное дело», какие-то религиозные моменты начали добавляться. Идет постоянное нагнетание, истерия, мол, на нас нападут, ядерная война… Американцы, империалисты…

Преподавать на украинском и крымскотатарском языках с каждым годом все сложнее. Поэтому говорить о том, что они соблюдают договоренности, нельзя. Они запугивают родителей, те отказываются отдавать детей в национальные классы. Пропаганда и страх с людьми делают страшные вещи, к сожалению. Школ украинских нет, лишь украинские классы. Разве что гимназию украинскую открыли в Симферополе. Людей в школах запугали так, что они сами начинают говорить: больше нужен русский, чем крымскотатарский.

Очень много школ закроется с первого сентября, потому что не могут получить лицензии. Оказывается, каждую школу нужно оградить забором. Видеокамеры и все такое. Есть школы на периферии, на которые столько средств не выделяется. У меня еще есть уверенность, что это идет очередное отмывание денег, и кто-то на этих заборах очень неплохо зарабатывает.

Многие работают нелегально. Те, кто работает нелегально, в постоянном стрессе, страхе, что сейчас могут прийти, проверить документы. Это огромные риски, человека в лучшем случае могут депортировать, в худшем – посадить.

Но за пять лет прогресс – люди начинают прозревать! Мои соседи следили, чтобы я пришел и проголосовал на «референдуме» – соседка с меня просто не слезала! Я уже потом психанул и сказал: «Слушай, отвали от меня, я никуда не пойду!». Теперь она мне на днях в окно кричит: «Ты знаешь, сколько у этого Пескова миллиардов?!». Говорю: «Да ладно, не может быть! Он же такой милый!». Происходит ломка понятий, они начинают осознавать, но этого не признают. Им страшно признаться в том, что их «наломали».

Пьянства стало больше. Люди просто спиваются – я это вижу по своим соседям. Если какие-то праздники, я молю Бога, чтобы был дождь, ливень, камни с неба, град, только бы во дворе не устраивали попойки, потому что это невыносимо – с российскими флагами, с песнями патриотическими. Раньше они слушали зарубежную музыку, а теперь слушают «Эх, дубинушка, ухнем» – такая показательная любовь к России, прогиб… Гадко…

Сейчас очень опасно заезжать в Крым. Всегда есть опасность, что задержат, не пустят… Проход через границу для меня – всегда стресс. Очень плохо, что украинские СМИ не доносят до обывателей информацию об этой опасности!.. Недавно познакомился с военным, закончившим спецшколу в Москве. Он украинец и собрался с женой ехать в Крым отдыхать. Я говорю: «Вы уверены, что вы туда едете?». «А чего нет?!». «Ну вы же сказали, что заканчивали высшую школу Москвы КГБ. Вы же понимаете, что на вас есть данные. Вы просто «сладкая конфетка» для ФСБ! С вас просто сделают очередного ДРГ-шника». К сожалению, наша страна не предупреждает своих граждан, особенно мужчин, о том, что может с ними произойти в Крыму… По телевизору этого не показывают, с людьми не работают, люди не понимают… Если бы постоянно показывали, сколько украинцев арестовали как ДРГ в Крыму, что с ними делают, как их пытают… Стараюсь общаться с обычными украинцами и доносить этот риск. Для людей, которые называют себя аполитичными, это фантастика… И когда я этому дяде это разжевал – мы около часа говорили — я очень подробно ему все рассказал, он говорит: «Я в шоке!». Через несколько дней мы снова увиделись, он говорит: «Слушай, у нас дети друзей поехали в Крым и исчезли». О них никто ничего не знает. До сих пор. Люди просто исчезли – семейная пара, украинцы. Он говорит: «Знаешь, я до конца тебе не верил, и когда это произошло с теми детьми, которые поехали отдыхать, я понял, о чем речь».

Фото: Лена Максименко

Если бы Украина еще 20 лет назад признала крымских татар коренным населением Крыма, этого ужаса бы не произошло. Когда мы встречались с тем же Кучмой и пытались объяснить ему, что люди приезжают, что нет земельных участков… Закон о реституции, возвращение нашего имущества, никто не принял, государство не потратило на нас ни копейки – в отличие от чеченцев и ингушей, нас не возвращали коллективно, как коллективно вывезли… И нам не вернули то имущество, которое у нас было. Ну хотя бы элементарно – дайте людям землю. И господин Кучма, когда ему татары это все стали проговаривать, издал закон о земле и сделал все возможное, чтобы татары землю не получали. И после этого начались самозахваты.

В идеале, Крым должен быть крымскотатарским в составе Украины. Крымские татары прекрасно понимают, кто враг, а кто друг. Те татары, которые считали, что Россия – это хорошо, теперь языки засунули подальше и даже не пытаются апеллировать – в ситуации, в которой оказался наш народ, они теперь молчат. За исключением тех, кто у власти сидит, – те защищают. У меня недавно был разговор с одним товарищем, я говорю: «Ну ты же был очень сильно за Россию! Объясни, где положительные моменты» – человеку просто нечего было сказать, он развернулся и ушел.

Меня убивала ситуация с признанием ВРУ армянского геноцида, которое проталкивал Аваков, и непризнание геноцида крымских татар. Тот же Эрдоган сказал: «Пожалуйста, я открою все архивы! Давайте обсуждать эту тему». За эти 25 лет, кроме Наливайченко, больше никто крымским татарам не дал доступа к архивам. И то, не ко всем. Более половины правды мы не знаем. Наверное, должны пройти десятилетия, чтобы правда открылась.

На наш крымский Майдан я ходил с самых первых и до последних дней. Последний раз, когда я видел Олега Сенцова, это было 9 марта, на День рождения Шевченко, когда нас атаковали эти «орки»… Кстати, с Сенцовым я был знаком еще до Майдана, мы друг друга знали очень хорошо, мы когда-то работали вместе.

Говорю, что езжу к родным в Киев, не объясняю причины своего постоянного метания туда-обратно. И все начинают: а как там, а что там?.. И один чувак из самообороны Крыма родом из Винницы просил передать приветы, как буду мимо родины проезжать. Они также очень сильно разочарованы! Они в шоковом состоянии. То, что им обещалось (имущество, деньги), они не получили.

У нас соседка перестала есть борщ. О войне в Луганске и Донецке я им сказал: «Вы понимаете, что вы все виноваты в том, что там война!.. Мы все в Крыму виноваты в том, что там происходит». «Запомни, – говорю. – Каждый раз, когда ты ешь борщ, в каждой его ложке кровь людей Луганска и Донецка!». Тетка перестала готовить борщ. Ее заклинило, и она теперь в борще только кровь видит. Я сказал им: «Они защищают нас, и они погибают! А мы живы!». И они не возражали…

Когда бабушки в супермаркетах начинают жаловаться: «Ой, как дорого!», я прохожу мимо и говорю: «Слава России!». Они бросают продукты, оглядываются … Такой вот троллинг, а что делать?


Просмотров: 25