Псих с промки. История одного бойца с передовой

Псих с промки. История одного бойца с передовой


«Мама дала мне любовь, а все остальное — дала улица», — говорит командир взвода 92-й ОМБр с позывным Псих. Он родом из Луганщины, но, вопреки распространенным стереотипам, общается на украинском, точнее, говорит на диалекте, который отдаленно напоминает говор где-то из сел Винницкой области. «И что тут странного, тю, — улыбается боец, — почти вся Луганщина украиноязычная, это сейчас уже понапридумывали басен про «ущемления», а так все друг друга прекрасно понимали».

На войне Псих почти с самого начала. До ВСУ воевал в составе «Правого сектора» и батальона ОУН. Говорит, что окончательное решение пойти на войну пришло после драки в Рубежном.

«Мы приехали с товарищем в город, чтобы продолжить обучение в техникуме. Был как раз тот момент длительностью в несколько недель, когда в Рубежном были боевики. Подали документы, пошли в кафе, отдыхали. Ну, и не удержались — кричали: «Слава Украине!» – рассказывает армеец.

Дальше было незаконное задержание, наручники, избиения, допрос. Для дачи показаний против ребят позвали их преподавателей из техникума. «Они, — подчеркивает Псих, — оказались пророссийскими. Безумно повезло, что нас тогда не убили. Уже через 1,5 месяца после этого инцидента я был в Киеве — записался добровольцем в «Правый сектор». Широкино, Пески, Марьинка, Гнутово, Чармалик, Кирилловка, Коминтерново — география мест, где Псих держал оборону, впечатляет.

Парень почти всегда улыбается, уверяет, что на войне совсем нестрашно только мертвым и «на всю голову отбитым» и объясняет, за что получил свой позывной. «Это все, — говорит, — из-за характера, из-за состояния души. Я достаточно резкий, а еще учился преодолевать страх: пока все прятались от обстрела, я, наоборот, высовывал голову. Просто нужно было себя переломить конкретно в этом моменте. Сейчас уже умею контролировать эмоции».

Первое «бл*, как страшно» в голове Психа промелькнуло в Широкино в 15-м. Тогда вместе с побратимами из «Правого сектора» и батальоном «Донбасс» парень удерживал улицу разбитого войной городка, начался серьезный артобстрел. «И я, — продолжает военный, — минут 20 тупо обнимал автомат под стенкой». Дальше были тяжело раненые побратимы, бои, встречи с вражескими ДРГ и с десяток историй, которые могли бы стать сценами остросюжетного фильма.

Командир Психа говорит, что армии не хватает таких же надежных и мотивированных бойцов. А пока армеец вместе с побратимами удерживает легендарную Авдеевскую промзону, дома, в мирной части Луганщины, его ждут мама, жена и дочурка, которой нет еще и годика.

Автор — Ольга Омельянчук 


Просмотров: 8