Сильнее железа

Сильнее железа


Несколько десятков женщин с разным прошлым, историями, мировоззрением, социальным статусом и предпочтениями собрались в «Veteran hub» в последние выходные февраля. Кто-то из них был в националистических движениях задолго до войны. Кто-то имел семьи и гражданские профессии, а оружие держал только в тире. Кто-то на берцы сменил каблуки, а кто-то – «стилы» или кеды, а кто-то и в лучшие времена предпочитал берцы. Несмотря на множество факторов разности, их объединила война. В первые ее годы многим из них пришлось противостоять не только видимому внешнему врагу, но и заскорузлой ​​армейской системе, а также многим стереотипам, значительно усложнявшим службу. Ведь были времена, когда, выполняя обязанности снайпера или гранатометчицы, женщины числились «банщицами» или «поварихами» из-за закрытости для них соответствующих должностей на официальном уровне.

Однако за эти годы был пройден большой путь — как в поле правовом, так и в полях Донбасса, где много воительниц доказали свою способность воевать не хуже побратимов-мужчин.

Женское ветеранское движение – обычная практика для стран, где армия более развита. Наша же армия пока молодая, поэтому активно перенимает опыт старших «коллег». Этот «Слет ветеранок» стал уже третьим.

А «зародилась» практика слетов с «Невидимого батальона» – общественного движения и одноименного документального фильма о шести женщинах на войне.

Инициатором движения и продюсером фильма стала волонтер, активистка, доброволец-аэроразведчица Мария Берлинская. Фильм, фотовыставка, мощная адвокационная кампания и ряд других мероприятий привели к тому, что «батальон» начал-таки быть «видимым» – произошли изменения в законодательстве, на боевые посты стали назначать в соответствии с квалификацией, а не гендерной принадлежностью, а главное – общество увидело и услышало этот аспект войны. Или хотя бы получило такую ​​возможность.

«Клуб анонимных ветеранок»

Среди участников слета – много новых лиц, которых не было на двух предыдущих встречах, поэтому выделяется время на короткое знакомство. Правда, коротко не получается. Сначала звучат остроты – по формату знакомство немного напоминает «собрание анонимных алкоголиков». Но по мере того, как разворачиваются истории, начинает становиться больно. Ведь в который раз убеждаешься, что с войны вернуться невозможно, по крайней мере, полностью. Искусству возвращения нужно учиться, а этих навыков не дают вместе с навыками обращения с оружием и оказания первой помощи. Что общество часто не умеет принимать защитников и защитниц с фронта. Что рушатся семьи и трудовые отношения, теряется смысл и понимание, как дальше жить, что психология нередко оказывается бессильной. На это иногда накладываются проблемы с жильем (особенно тяжело, когда на руках дети) и со здоровьем – сказываются старые травмы и контузии.

Однако определение проблемы – половина ее решения. Проговаривание и осознание, что ты такая не одна, что здесь ты среди «своих», само по себе производит целебный эффект.

С защитницами работает фасилитатор Мария Лемберг. Она помогает определить общие ценности женского ветеранского движения, основные проблемы, общие запросы и цели. Также женщинам-воительницам читают лекции о том, как создавать собственные проекты, как искать доноров, разрабатывать рабочий план, ставить задачи и тому подобное.

«Первый слет – была одна аудитория, второй слет – была немножко другая, а сейчас объединились девушки-ветеранки и действующие военнослужащие, – говорит Андриана Сусак, ветеранка, штурмовик батальона «Айдар», один из организаторов взлета. – Мы работали семь месяцев – и фасилитация, и три слета состоялись. Говорили о ценностях, затем их объединяли – оказалось, что практически у всех одинаковые ценности. Кое в чем они отличаются, но в принципе пересекаются. Да, есть страх, что женщинам, которые привыкли работать и добиваться своих прав на войне в мужских коллективах, будет немножко неловко, сложно, но мы работаем над правилами вхождения в движение, разрабатываем внутренние правила, стараемся предусмотреть максимум препятствий, которые могут возникнуть на нашем пути».

В зале, где происходит фасилитация, шумно. На доске прописываются основные проблемы, с которыми сталкиваются девушки на войне и после возвращения; предложения, идеи. Проблемы озвучиваются самые разные – от бюрократической волокиты в ВСУ до правовых аспектов развода с мужем. «На заднем плане» суетится детвора – кто бегает, кто неуверенно ползает на разостланных одеялах – многие женщины пришли на мероприятие с детьми. На кофе-брейках и перекурах весело.

«А ты на какой ротации была в таком-то подразделении?». «О, а знаешь такого-то?»…

Конечно, немало участниц оказываются косвенно знакомы или же имеют общих друзей среди побратимов, или же стояли в разный период на той же позиции.

Дорасти до НАТО

Незапланированно пообщаться с ветеранками приезжает Ирина Геращенко. Ее буквально засыпают вопросами. И о состоянии кремлевских пленников, и о переговорах относительно следующего обмена, и о дипломатической стороне войны на международном уровне. Вице-спикер напомнила, что в этом году ожидаются выборы в Европейский парламент.

«Для нас очень важно сохранить единство Европы, чтобы там продолжались санкции и работала антипутинская коалиция, – отметила Геращенко. – Второе – это усиление нашей армии. Для нас 6% в силовые структуры – это очень важно! Армия сегодня имеет больше оружия, чем вчера, но она нуждается в серьезной реформе».

Она также отметила, что украинская армия должна реформироваться по стандартам НАТО. О невозможности стать членом альянса, находясь в состоянии войны, Геращенко заявила: «Если мы сейчас посмотрим на состав НАТО, то там есть Греция, Турция, Кипр… Да, они сначала стали членами, а затем у них начались проблемы, но мир меняется, НАТО меняется, и ничего не делать — это терять время! Это, во-первых. Во-вторых, мы не воюем с Россией, это Россия воюет с нами, поэтому мы будем двигаться в НАТО и параллельно делать все для того, чтобы Россия ушла из Украины».

Ирина Геращенко также высоко оценила потенциальную роль женского ветеранского движения для всего общества: «Оно должно играть очень серьезную роль. Для меня действительно было очень важно сегодня пообщаться в этом круге на несколько тем. Первая: это оценка изменений в законодательстве, которые уже состоялись, и которые касаются внедрения гендерного равенства в армии, других вопросов, модернизации. Вторая: планы – что мы должны сделать в законодательстве и его имплементации. И третье: как мы должны развивать Министерство ветеранов, чтобы оно стало родным домом для всех ветеранов и имело очень четкие социальные программы реабилитации, возвращения к мирной жизни. Еще один очень важный аспект – личностный. Для меня те темы, которые мы сегодня обсуждали, имеют не просто политическую составляющую, потому что в политике я занимаюсь именно этой проблематикой, но и личностную. Это то, что для меня важно в жизненной истории — как поддержать женщин, которые были на фронте и сегодня хотят состояться в мирной жизни. Еще вопрос гендерного равенства. У нас половина общества не признает, что существует неравенство, но эта проблема есть. Это вопрос сексизма, который очень болезнен прежде всего для силовых структур. И мы должны это менять через публичное привлечение внимания путем жесткой борьбы с сексизмом, нарушением гендерного равенства, преступлениями в этой сфере».

Речь также шла об информационной политике, вопросе героизации украинской армии и формировании адекватного общественного восприятия войны в целом и ветеранов в частности.

«Важный разговор. Я надеюсь, что не последний, ​​и его итогом должны стать определенные наработки в законодательство, в частности, изменения относительно статуса ветеранов, – заметила напоследок вице-спикер. – Он у нас устаревший, несовременный, дает какие-то непонятные льготы, например, установление радиоточки, но в то же время не учитывает новых вызовов. Неправильно, что женщины, активные в политике, женщины, активные в бизнесе, и женщины, которые представляют украинскую армию, сегодня мало общаются. Эта коммуникация должна быть постоянной, очень тесной, потому что это именно те активные женщины, которые меняют Украину».

Проекты «живые и нерожденные»

Андриана Сусак рассказывает, что развитию женского ветеранского движения способствует Институт гендерных программ, а также ООН «Женщины, мир, безопасность». Следующим шагом будет официальное оформление общественной организации «Женский ветеранское движение».

«Чем чаще мы встречаемся, тем больше открывается проблем, больше становится понимание, что работы очень много! «Чем дальше в лес, тем толще партизаны, – я бы так сказала. – признается Екатерина Приймак, одна из организаторов слета.

Катя служила в добровольческом медицинском батальоне «Госпитальеры», а сейчас занимается коммуникационными стратегиями женского ветеранского движения.

«Самой большой проблемой, которую мы на этом слете заметили, и которая является глобальной, это отсутствие единства среди ветеранов, которые не являются единым сообществом, которое может отстаивать свои права так, как это делается, например, в США и Канаде. Все же многие из нас ставят индивидуальные потребности выше, а они могут отличаться от потребностей сообщества. Поэтому сейчас нам надо больше внимания уделять тому, чтобы объединиться, говорить не каждая от себя, а чтобы каждая ветеранка транслировала потребности движения».

По словам Екатерины, на этом собрании был сделан акцент именно на том, чтобы девушек научить создавать свои проекты: «Каковы механизмы создания проектов, как это делать правильно, чтобы мы могли уже этот год объявить годом больших свершений женского ветеранского движения. Чтобы эти проекты могли существовать, чтобы девушки могли работать, адаптироваться в обществе и приводить его к каким-то позитивным сдвигам».

Андриана Сусак уверяет, что теория будет воплощена в практику: «Через месяц мы уже снова встретимся с готовыми написанными проектами от женского ветеранского движения, и чтобы каждая получила то, что мы закладывали: образование, улучшение материального положения, социальный статус и социальный пакет ветеранки, адвокация и другие вопросы, которые поднимались здесь».

Впрочем, положительные сдвиги происходят уже сегодня. Так, женским ветеранским движением инициированы образовательные проекты: все желающие ветераны и ветеранки (а также те, кто еще служат) могут бесплатно посещать курсы английского языка. Также за символическую сумму для них есть возможность освоить азы самообороны – крав-мага.

Давно и успешно действует проект «Путешествие ветеранок», реализованный совместными усилиями редактора журнала «Мандри» Лесей Москаленко и владельцами турфирмы «Феерия путешествий» Валентиной и Игорем Захаренко. В рамках проекта ветеранки получили возможность бесплатного отдыха в Греции, Исландии, Испании и т.д., ведь ничто так не исцеляет, как дорога.

Дипломатки в камуфляже

Об одном из проектов движения следует рассказать отдельно. Идея проекта «Амбассадор – ветеранская дипломатия» принадлежит Марии Берлинской и возникла во время тура картины «Невидимый батальон» в США и Канаде. На презентациях присутствовали героини фильма. Стало ясно, что очевидцы и участники войны с Россией могут говорить более убедительно, чем дипломаты.

«Европейские и американские политики, очевидно, устали от наших чиновников в дорогих костюмах с пластмассовыми лицами, – убеждена Берлинская. – Присутствие непосредственных ветеранов освежит диалог об Украине, предоставит этим разговорам значительно больше влияния и смысла. Ветераны не за ангажированы, они защищают не собственный интерес, а общественный. Поэтому вызывают доверие на международных переговорах».

27 февраля первый дипломатический «десант» ветеранок высадился в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО. На показ «Невидимого батальона» и неформальное общение с политиками прибыли Елена Белозерская, в прошлом боец ​​УДА, сегодня – ВСУ; Андриана Сусак, в прошлом – штурмовик батальона «Айдар», сегодня – ветеранка, одна из координаторов женского ветеранского движения; Галина Клемпоуз, ветеранка, в прошлом – волонтер, а затем – аэроразведчица ДУК и ВСУ; Майя Москвич – ветеранка, служила в Нацгвардии, выиграла золото на «Играх непокоренных»; Яна Зинкевич – основательница и командир медицинского батальона «Госпитальеры»; Дарья Зубенко, бывший парамедик-доброволец медицинской службы «Госпитальеры», теперь – военнослужащая ВСУ. Белозерская, Сусак и Зубенко являются героинями фильма «Невидимый батальон».

«Меня больше всего поразил сам факт нашего присутствия там, внимание к нам и к фильму со стороны представителей НАТО, речь заместителя генсекретаря Роуз Ґоттемюллер, в которой она рассказала о нас едва не лучше, чем мы сами, и которая назвала российскую агрессией российской агрессией, – делится впечатлениями Дарья Зубенко. – Перед началом мероприятия нам сказали: «Здесь вы среди друзей». И ощущение было именно таким. Да, я знаю, что не все страны НАТО нас однозначно поддерживают, но среди тех, кто был на показе, не было ни равнодушных, ни враждебно настроенных, ну или они молчали. У меня было впечатление мощной силы, которая поддерживает нас, хотя и не собирается делать за нас нашу работу. Атмосферу показа всегда трудно передать словами, тем более, атмосферу там. Но это было что-то невероятное, как будто не со мной. При этом я чувствовала себя на равных с ними, в полном праве говорить здесь и сейчас, потому что мы действительно противостоим мощному врагу и имеем опыт, которого нет у них».

К украинско-российской войне можно относиться по-разному, однако фильм «Невидимый батальон» не оставляет никого равнодушным. Дарья рассказывает, что зрители расспрашивали об украинской армии, в частности о срочной службе, о посттравматическом синдроме и проблеме возвращения, о положении в армии женщин, а также об отношении непосредственно украинского общества к войне и ветеранам. Девушка уже не впервые представляет фильм за границей – ранее с подобными миссиями она была в Великобритании и Португалии.

«На мой взгляд, это очень действенный инструмент информационной войны, а также влияния на наших западных партнеров, – убеждена она. – Поскольку информация из СМИ и первых уст сильно отличается, и вторая имеет значительное преимущество. Большинство из этих людей не поедет к нам на передовую, даже не будет искать какие-то документальные видео на Ютубе, следовательно, будет часто иметь искаженную картину – то гражданской войны с русскоязычным населением, то давно замороженного конфликта, на котором только зарабатывают… А тут четверо из шести героинь говорят на русском и много военных в фильме — тоже. Воюя и умирая за Украину. Мины падают по-настоящему, раненые тоже настоящие и настоящий ПТСР не очень-то сыграешь. И эти девушки говорят: «Да, мы видели российские документы, карты, флаги, нам не надо доказывать, кто есть кто». С ними можно поговорить, расспросить обо всем, что интересует. Ветеранская дипломатия работает и поэтому должна развиваться, я считаю. Так же работает работа с диаспорой – они понимают важность своей поддержки, еще больше чувствуют себя причастными к событиям в Украине, и так должно быть. Потому что Украина – это не просто территория, опыт Майдана и войны говорит о способности украинцев всего мира объединяться».

Вскоре Екатерина Приймак отправится в штаб-квартиру ООН: «Поеду в комиссию по делам женщин в ООН, там буду говорить о нашей работе, адвокационной кампании для женщин в ВСУ. Конец февраля – начало мая – это действительно большой шанс для наших девушек не просто съездить за границу, а сказать на всю Европу, на весь мир, что у нас война с Россией. Подчеркнуть еще раз то, что это не гражданская война, а российская агрессия».

А в начале апреля в рамках того же проекта «Амбассадор» в Колумбийском университете на международной конференции выступит Алексей Барановский – ветеран, в прошлом — доброволец «Айдара» и аэроразведчик ВСУ. От представит доклад о возможных способах реинтеграции Донбасса.

В конце слета участницы выбрали координационный совет и в качестве символического посвящения получили жетоны с надписью «Сестры по оружию». Хочется верить, что, пройдя горячие точки, эти сильные женщины смогут продолжить борьбу на информационном, дипломатическом и социальном фронтах. А также все-таки смогут вернуться с войны и научиться снова радоваться жизни.

Фото Лены Максименко и со страницы Елены Белозерской


Просмотров: 13