«У нас здесь – полигон»: как воюют украинские военные на Луганщине

«У нас здесь – полигон»: как воюют украинские военные на Луганщине


Украинские военные склонились над картами и что-то оживленно обсуждают, кажется, не обращая внимания на «гостей». На стуле возле буржуйки мирно спят кошки. Это – одна из позиций на попаснянском направлении. Гражданские покинули свои дома давно: жить на передовой под постоянными обстрелами невозможно. Сейчас в этом районе базируется 14-я отдельная механизированная бригада. От позиций украинских военных до боевиков – всего пару сотен метров.

– Снайперы работают постоянно, но у нас, к счастью, минимальные потери. Да, мы под их постоянным наблюдением, как и они под нашим, – рассказывает военнослужащий Михаил.

Один из тех, кому не повезло, – Виталий. На этой позиции он получил ранение, вражеская пуля попала в таз. Он прошел лечение в госпитале и снова вернулся к своим побратимам.

– Невозможно предугадать, когда их снайперы активизируются. Это может случиться в любой момент, – говорит боец.

«Боевики шли на прорыв»

Каждый месяц у врага происходит ротация. Для наших военных это означает, что противник отправит в разведку свою диверсионно-разведывательную группу. Традиционно, «отработать» им не удастся.

– Сейчас напротив нас стоят, как мы их называем, «копатели». Я бы не сказал, что это профессионалы. Они начинают копать позиции, мы им не даем этого делать. Потому что для нас это невыгодно с тактической точки зрения, мы не хотим, чтобы они приближались и укреплялись, – говорит Михаил.

По словам военных, этот участок фронта – настоящий полигон. Вокруг них – поля и практически нет жилых домов, представители ОБСЕ сюда не доезжают. Поэтому огонь враг здесь открывает ежедневно. Последняя дерзкая и четко спланированная попытка прорыва на этом участке была в середине августа. Противник открыл огонь днем, бой продолжался более четырех часов.

– Операция боевиков была тщательно подготовлена. Все началось с массированного артиллерийского обстрела, огонь велся не только из стрелкового оружия и крупнокалиберных пулеметов, но и 120-милиметровых минометов и 152-милиметровых «Гаубиц», также били из танков. При этом боевики вели огонь по шести направлениям. На позиции нашего батальона тогда упало 168 снарядов разного калибра, – вспоминает Михаил.

После артобстрела к позициям украинских военных начали выдвигаться ДРГ боевиков. Они смогли подойти на расстояние 450 метров, и военные дали достойный отпор.

– Рота делала все, что могла своими огневыми средствами. Мы остановили их на некоторое время – ДРГ залегла. В течение 40 минут они не поднимались, но потом снова пошли в том же направлении. После этого начался артобстрел противника, чтобы обеспечить отход своих диверсантов. Таким образом боевики хотели изучить передний край, нащупывали, где можно пройти, прорвав оборону, но им этого не удалось. Было понятно, что работали «специалисты», – говорит военнослужащий.

 Ротация врага — ежемесячно

С августа попыток прорыва больше не было. Однако артиллерия врага здесь работает всегда. Особенно вызывающе и агрессивно ведут себя «казачки», когда заходят на ротацию. Кстати, передвижения врага украинские бойцы определяют точно – те меняются на позициях ежемесячно.

– Мы видим перемещение их техники и личного состава. Не могу сказать, что у них какое-то особое вооружение: БМП-1, МТ-ЛБ, ДШК, СПГ, АГС, – перечисляют в один голос военные.

Боевики разместили позиции в дачном поселке, где нет людей. Но за ними – населенный пункт, поэтому, туда украинские военные огонь не ведут.

Мы выходим на улицу, где из ящиков из-под боеприпасов выложены «лабиринты». В одном из зданий обустроена военная кухня, еще в одном живут бойцы. Здесь – стандартные кровати со спальниками, возле которых по-военному аккуратно стоят берцы, и окна, затянутые клеенкой. На улице тихо, только завывает холодный осенний ветер. Но, несмотря на спокойствие вокруг, на этом направлении уже четвертый год не бывает тишины.


Просмотров: 6