Ветеранский десант в Польше. Как дипломаты-волонтеры ведут информационную войну

Ветеранский десант в Польше. Как дипломаты-волонтеры ведут информационную войну


В Польше в рамках проекта ветеранской дипломатии «Амбассадор» участники и очевидцы войны показали документальный фильм «Невидимый батальон» и пообщались со зрителями. За пять дней команда «дипломатов в камуфляже» побывала в Кракове, Варшаве, Гданьске и Вроцлаве. В целом картину увидело более 200 зрителей, среди которых были как представители украинской диаспоры, так и неравнодушные поляки, а также дипломаты, консулы, журналисты и активисты.

Начало этой истории теряется где-то у истоков российско-украинской войны. Сначала был всплеск добровольческого и волонтерского движения. Женщинам были не рады в военкоматах и ​​могли предложить должность делопроизводителя, кухарки, швеи или банщицы. В лучшем случае — санитарки. При том, что выполняли свои боевые обязанности девушки не хуже побратимов-мужчин. Наводились, стреляли, выносили… Так, по инициативе волонтера, общественной активистки и аэроразведчицы Марии Берлинской началась целая кампания за права женщин в Вооруженных силах. Социологическое исследование, фотовыставка, мощная адвокационная работа, а также документальный фильм «Невидимый батальон», раскрывающий шесть историй женщин на войне, — все это способствовало тому, что в 2016 году для воительниц официально было открыто 63 боевые должности.

Стать видимым

Невидимый батальон все больше становился видимым, а одноименная картина «гастролировала» по миру в сопровождении режиссеров и героинь. Обсуждения, происходившие после показа, часто оказывались не менее интересными и важными, чем сам просмотр фильма. Ведь мировое сообщество имело возможность вживую пообщаться с очевидцами и участниками событий на Востоке Украины, узнать о ходе войны не из новостей (которых на международный уровень пробивается мало), а «из первых уст». Такие поездки до основания разрушали мифы, созданные кремлевской пропагандой о «фашистах-бандеровцах», «пожирателях младенцев» и др. Ведь, в отличие от украинских, российские участники войны не имеют возможности открыто ездить по миру и рассказывать о своем опыте, ведь «их-там-нет». Подобное живое общение — существенное преимущество в информационной войне, в которую Россия вливает гораздо больше ресурсов, чем способна Украина. «Фабрики троллей» и «ботофермы» в соцсетях, российские каналы, свободно транслирующиеся на прифронтовых территориях, пророссийские издания в Украине и за рубежом, распространение фейков и множество других технологий, противопоставить которым украинская сторона может только правду, только реальные истории реальных людей. Именно из таких поездок родилась идея проекта «Амбассадор. Ветеранская дипломатия». Там, где «официальной» дипломатии не хватает мощности, на помощь приходят послы-ветераны.

Проект побывал в Штатах, Канаде, Великобритании, Португалии. Дипломаты в камуфляже посетили штаб-квартиру НАТО и сессию ООН. Бойцы, которые защищали страну в окопах, теперь воюют на информационном и дипломатическом фронтах, доводя до мирового сообщества несколько простых истин: в Украине продолжается война, а не гражданский конфликт; Россия является страной-агрессором и представляет угрозу для всего цивилизованного мира.

Несмотря на ряд конфликтов в прошлом, в этой войне Польша демонстрирует по-настоящему братскую поддержку – с начала Революции Достоинства. Эта поддержка ощутима как на государственном, так и на общечеловеческом уровнях: польская делегация полностью поддержала Украину на заседании ПАСЕ, выступив против возвращения России в ряды Совета, а ряд волонтеров и активистов продолжают поддерживать украинских воинов уже шестой год подряд. 18-22 февраля 2014 года польское правительство официально объявило о «зеленом коридоре» для раненых на Майдане; фонды «Образование для демократии», «Открытый диалог», польско-хельсинкская группа Хельсинкского фонда прав человека, инициатива «Гражданский комитет солидарности с Украиной» — эти и многие другие объединения активно помогали раненым, беженцам из оккупированных городов, собирали гуманитарную помощь на фронт. Фонд «Добрый брат», основанный поляком Мариушем Марковски, который живет и работает в Украине, организует реабилитацию на территории Польши для особо тяжелых «300-х» и учит соответствующим технологиям украинских врачей-реабилитологов. Такие инициативы можно перечислять долго.

Добровольцы дипломатии

Польша впервые принимала у себя «Невидимый батальон», а все ветераны-дипломаты, которые отправились туда, в свою очередь, впервые участвовали в подобной миссии. «Дебют» состоялся ярко с обеих сторон. Команда подобралась «разношерстная», а от того удивительно гармоничная: опыт каждого ложился как неотъемлемая часть «пазла» в общей картине течения войны. История каждого из послов могла бы стать сюжетом для книги или фильма — жизнь, а тем более война, изобретательнее любого автора.

Ляна Кромбет демобилизовалась буквально накануне поездки, попав «с корабля на бал» и едва осознав возвращение с фронта. До войны девушка училась в университете и работала в банковской сфере. Она в шутку говорит, что начала бороться с коррупцией еще до того, как это стало мейнстримом — в своем университете. Ляна занимала должность старшего стрелка в батальоне им. Кульчицкого, однако для того, чтобы эту желанную должность получить, пришлось год прослужить в статусе «делопроизводителя». Ей выпало защищать Станицу Луганскую и Попасную, а ныне Ляна является одним из координаторов Женского ветеранского движения.

Пулеметчик Максим Назарук также пошел на войну со студенческой скамьи. Доброволец полка «Азов», военнослужащий Национальной гвардии, он освобождал Мариуполь, Павлополь, оборонял Широкино, участвовал в боях за Иловайск. Был ранен. Он всюду возит с собой свой «боевой флаг», подписанный побратимами. Некоторых из них уже нет в живых — на презентациях Макс рассказывает о жизни и гибели одного из них. Сейчас боец ​​занимается частными консалтинговыми и охранными услугами, а также принимает активное участие в общественной деятельности.

Историк и музыкант Виктор Кривоносов с позывным Звонарь до войны занимался гидроархеологией, работал в Национальном заповеднике «Хортица». В начале войны волонтерил, занимаясь культурно-просветительскими проектами для Востока. На фронт ушел добровольцем — на это решение его подтолкнули похороны погибших в Иловайском котле, которые состоялись после длительного опознания тел. Тогда один из солдат, державший флаг над гробом, упал в обморок, а придя в себя, обратился к Виктору, который помог ему, с просьбой: «Стань на мое место». Кривоносов служил в Национальной гвардии в должности стрелка, а потом артиллеристом в 55-й бригаде «Запорожская Сечь». Сейчас работает в Киеве в музее Революции Достоинства.

Валентина Бессонова с позывным Веночек собиралась ехать в Вену, где получила выгодное предложение работы, но начался Майдан, и женщина не смогла покинуть страну. Частная предпринимательница, портниха, дизайнер, до войны она имела собственную курьерскую службу доставки. В 2014-м волонтерила, шутя, что свой бизнес перевела на рельсы волонтерства — собственно, продолжила заниматься службой доставки, только доставлять уже начала на передовую вещи первой необходимости. Позже подписала контракт в 72-й бригаде. Уволилась в звании сержанта запаса, сейчас является активной участницей Женского ветеранского движения.

«Украинский батальон»

Во всех городах показа царила атмосфера подъема и ощущение, что люди, которых встречаешь впервые, давно знакомые и «одной крови». Организатор всего тура и показа в Варшаве – «Евромайдан Варшавы», а сам просмотр происходил в «Украинском доме» при поддержке Посольства Украины в Польше; в Кракове «Невидимый батальон» принимала фундация «U-WORK». В Гданьске фильм увидели в Kino Kameralne Cafe, владелец которого является другом Украины, при поддержке театра «Наоборот», во Вроцлаве приют предоставил фонд «Украина», а помощь в организации — уже упомянутый «Евромайдан Варшава».

Среди вопросов, которые звучали после просмотра, доминировал «Чем мы можем вам помочь?».

Среди гостей был татарин Нафис Кашапов, брат политзаключенного Рафиса Кашапова, заместитель премьер-министра в правлении независимого Татарстана в изгнании. О нем говорят — он воевал с Путиным до того, как это стало трендом. «Мой брат дважды сидел за то, что поддержал Украину, Крым, — рассказал Нафис после просмотра фильма в Варшаве. — Мы занимаемся политической деятельностью лет 30 против Российской империи. Я был более восьми лет в Украине, вел борьбу против путинского режима. В 2005 году заехал в Украину, чтобы воевать против России. Я всегда говорил: «Никогда вас Россия не отпустит без войны, без конфликта! Это я в 2006-2007 годах говорил, а в 2014 случилось…». Активист рассказывает, что три месяца был на Майдане: «Палатка Дмитрия Тымчука, вел информационную войну… Знаю, что Дмитрия убили — жаль, что такие святые люди уходят из наших рядов…».

Нафис искренне благодарил за фильм и общение: «Огромное спасибо! То, что мы с братом Рафисом Кашаповым работу ведем, — это наша общая борьба против путинского режима. Во время Майдана я говорил: «Майдан — это развал России! Это последняя война России!».

Фильм и дискуссия после просмотра не оставили равнодушным и Дамиана Дуду, лейтенанта польской армии, волонтера и парамедика. «Я был в Мариуполе, когда город накрыли первые «Грады», и после этого понял, что это и моя война. Что эта война также касается Польши. После этого регулярно начал выезжать на войну как медик и проводить обучение для армии, Нацгвардии, «Правого сектора», «Азова». Дамиан преподает в Академии и не скрывает волнения, вспоминая Украину: «В тех местах, которые показаны в фильме, я был! И мне хочется вернуться туда — я потерял там сердце! Я смотрел этот фильм будто семейное кино!».

«Впечатления от фильма, конечно, очень глубокие… Я в теме, я читаю очень много историй о наших героях, — рассказала Татьяна Ермак, жена генерального консула Украины в Гданьске, организатор фестиваля «Украинская неделя» в Гданьске. — Фильм очень качественно сделан, действительно, его можно показывать иностранной публике. Когда я смотрела, я с каждого эпизода, с каждой героини выписала основные фразы, которые можно подать к фильму как выводы, которые в общих чертах характеризуют и войну, и причины, по которым женщины пошли на войну, а также посттравматические проблемы. То есть в этих нескольких историях очень много охвачено».

Сам консул, Лев Захарчишин, несколько раз отметил важность сотрудничества ветеранов-послов с дипломатией официальной: «Не пренебрегайте возможностями государственных, дипломатических структур, потому что в действительности наши дипломаты в разных странах очень много делают в этой информационной войне, от министра Климкина, заканчивая нашими послами. Мы каждый на своем месте держим этот дипломатический фронт — это надо тоже иметь в виду, мы все одна команда, одна страна, один такой «украинский батальон», где нет разногласий, у нас просто нет другого выхода».

«Невидимый батальон» показали сразу же после закрытия «Блокпоста памяти» — выставки, состоявшейся в Гданьске накануне, где были показаны портреты погибших, а также некоторые их вещи, найденные на поле боя. «Мы как граждане Украины живем в этой тематике, поэтому она для нас не нова, мы буквально сегодня закрыли выставку «Блокпост памяти» — так совпало, мы помогали организовывать, — рассказал консул. — Я считаю, что каждый такой проект, который говорит правду о войне эмоционально, творчески, документально или художественно, — это очень важный элемент нашей информационной борьбы, нашей информационной защиты против той очень мощной, хорошо финансируемой войны, которую Россия ведет против Украины. Поэтому мы приветствуем такие инициативы, и очень важно, что это происходит в сопровождении реальных живых людей, участников боевых действий, так как это придает презентации персонифицированного характера. Можно сказать, что это присутствие подтверждает реальность, которую мы видим на экране».

«Это прекрасный фильм, он грустный, очень серьезный! — прокомментировал режиссер документального кино Пауль Френзак. — Я думаю, что это один из лучших фильмов о войне. Это не американские фильмы о героях. Я думаю, этот фильм показывает реальную войну».

Среди зрителей во Вроцлаве была также полковник польской армии Изабелла, у которой в подчинении 800 бойцов. После просмотра она заявила — раньше считала, что в польской армии не все в порядке с правами женщин, и ей постоянно вставляют палки в колеса. Однако, увидев «Невидимый батальон», поняла, что их проблемы — не проблемы по сравнению с тем, что пришлось пройти украинским женщинам.

Немало вопросов касалось возможности попасть на войну в качестве журналиста или режиссера документального кино. Многие интересовались проблемами адаптации и противодействия ПТСР. Кто-то подходил и предлагал информационную поддержку, кто-то выражал готовность помочь с раскруткой видеопродукции, кто-то предлагал услуги реабилитационного центра… Обмен визитками и контактами, объятия, многочисленные фото на память — несмотря на трагический повод, царила атмосфера почти семейного праздника.

«Воевать с реальным врагом»

Пребывание в кругу «своих» могло создать иллюзию стопроцентной поддержки польского общества Украины. Но правда в том, что большой его процент — так же, как и в Украине, от темы войны космически далек. Не так часто она всплывает и в СМИ по сравнению с 2014 годом.

«Украинского конфликта не существует в польских медиа, — признается Пауль Френзак. — В 2013-2014 годах все знали о Майдане, о Крыме — не только в польских медиа, но и международных. Но сейчас иногда проскакивают одна-две новости о том, что происходит…».

Польские активисты говорят: упоминания о российско-украинской войне в СМИ появляются только тогда, когда случается что-то незаурядное, вроде нападения на украинские корабли в Керченском проливе или недавние события в ПАСЕ.

«Конечно, среди людей на государственных уровнях, институтах высшего уровня, мы постоянно проводим информационную политику, и люди знают об этом, — отметила Татьяна Ермак. — Среди рядовых граждан, с которыми мы тоже общаемся, имеем друзей, образованные люди знают! Но правда заключается в том, что людям нужно напоминать. Ну, вроде, знают, но так отдаленно, и об этом они должны слышать больше. И среди обычных жителей Польши часто можно слышать такие комментарии, что «у нас в телевизоре, в медиа об этом уже не говорят!». То есть они слышат об этом от нас, а мировые медиа об этом меньше говорят — это большая проблема!».

«С одной стороны, Польша исторически имеет очень большой негативный опыт общения с Россией, у них есть привитая трезвость к тому, что делает и говорит Россия, поэтому они являются нашими союзниками, — отметил Лев Захарчишин. — Но есть вторая проблема, это наши сложные отношения, наше прошлое, и, к сожалению, Россия пытается играть на этих вещах, и очень много российских троллей привлекают или вовлекают в свою «орбиту» радикально настроенных антиукраинских активистов, которые пытаются создавать другой наратив истории о российско-украинской войне, говорят, что пусть Россия заберет себе ту Украину… Это экстремистские взгляды, провокации, и определенный процент населения радостно потребляет их. «Да так и надо тем украинцам, они нам горе принесли в 1943-1944 гг. Вот за это пусть россияне им отомстят». Если вы зайдете в социальные сети, увидите очень много таких комментов, большой процент которых оставляют российские тролли, какой-то процент действительно «идейные». Забить любую тему в Google, связанную с историей Украины, с такими контроверсионными фамилиями для поляков, как Бандера или Шухевич, сразу увидите такого типа комменты. Это моменты, о которых тоже надо говорить, как и о преодолении тех исторических проблем, которые у нас были. Потому что у нас сейчас реальный вызов реального врага, а воевать с историей непродуктивно, воевать необходимо с реальным врагом».

Так или иначе, а «русский мир» нет-нет, да и дает о себе знать в польских городах. Георгиевская лента на самокате случайного прохожего, надпись «Вежливые люди России» на машине с российскими номерами и другие мелочи. В центре Варшавы действует российский милитаристский магазин, где можно приобрести форму, значки, средства защиты, а также … магнитики псевдореспублик. Услышав об этом, консул в Гданьске просит координаты заведения и обещает повлиять на ситуацию, ведь продажа подобной продукции является пропагандой терроризма.

Очередная дипломатическая ветеранская миссия завершилась продуктивно: новые впечатления, новые контакты и новую информацию получили и польско-украинское сообщество, и ветераны.

Максим Назарук признается, что раньше относился к Польше предвзято, а путешествие помогло сломать стереотипы: «Я открыл для себя Польшу, потому что раньше относился к ней немного скептически. Я был очень сильно удивлен отношению поляков к украинцам. Я думал, они будут более предвзяты, но понял, что у нас нормальные отношения, они нас поддерживают, нас любят, нам помогают, и мы — реально друзья. Я уверен, что эффект от дипломатической миссии будет, но нужно еще много над чем работать. В стране проживает очень много украинцев, но они не очень активны. Я уверен, что нужно развивать сотрудничество между украинцами, которые работают в Польше, нужно как-то на них выходить, ведь здесь проживает около двух миллионов украинцев, а мероприятия посещает маловато людей».

«Я впервые участвовала в дипломатической миссии, — поделилась впечатлениями Валентина Бессонова. — Очень понравилось, очень приятные люди нас принимали. Запомнились украинцы, живущие в Польше, как они здесь адаптировались, их политическая позиция. Сейчас у нас очень большая угроза потерять страну — надо делать акцент на этом! Люди забывают…».

«Эффект, несомненно, есть, потому что за четыре дня мы смогли охватить более 200 человек, я считаю, они получили свое впечатление и теперь в своих семьях, среди друзей будут распространять эти знания, — убеждена Ляна Кромбет, — они пообщались с нами лично и увидели, кто мы, поняли, что мы не «людоеды», что мы реально защищаем свою страну. Были представители СМИ, они сняли ролики, взяли комментарии… Информационная война идет, нужно постоянное напоминание и распространение правды. Мне кажется, надо увеличивать наш арсенал ресурсов, снятых фильмов, короткометражек, больше находить контактов в других странах, больше налаживать связи с нашими консулами, дипломатами, выходить на более высокий уровень, чтобы это было массово. Это пока локальное наше действие, по два-три, пять ветеранов, надо, чтобы это стало системой».

В гибридной войне гибридными являются и методы борьбы. Мощной пропагандистской машине России Украина может противопоставить волонтерство и ветеранскую дипломатию — как в свое время российским танкам и «Градам» противостояли добровольческие батальоны.

Все фото автора.


Просмотров: 20