Открываешь глаза, а вокруг тебя тела, кровь и крики, – позывной Мама

Открываешь глаза, а вокруг тебя тела, кровь и крики, – позывной Мама


Мама. Ее называют Мама. Лариса Кирикович – легенда «Госпитальеров» и медицинской службы 5-го бата УДА. Строгая, рассудительная и отчаянно влюбленная «в своих и свое», она прошла ад войны в Песках, Тоненьком, Водяном, Марьинке, Красногоровке, Авдеевке, на шахте «Бутовка» и других горячих точках Донбасса. В январе 15-го, за несколько дней до последнего кровавого боя за Донецкий аэропорт, медики-добровольцы показывали мне на позиции «Троя» оборудованный Мамой эвак. Чтобы заглянуть внутрь, мы сбивали с сапог обледенелую грязь и потом, как дети, с открытыми ртами и «глазами-тарелками» рассматривали «начинку» скорой.

«Лариса здесь все обустроила. Эта машина работает просто на «передке» и полностью готова стабилизировать и довозить до операционной даже «самых тяжелых» пацанов», – в один голос рассказывали тогда медики-добровольцы.

До войны Мама была анестезистом и имела выслугу около 25 лет «с вредными», работала в роддоме №2 в Ровно.

«Когда началась война, – говорит Лариса, – мы всей семьей помогали сначала как волонтеры. А потом узнали с мужем, что на передовой нужны медики, поэтому и решили – надо идти».

Первыми добровольцами ушли сын и муж – младший служил парамедиком-водителем, старший – врачом.

«Я пришла на войну позже своих мужчин, а была там, значит, дольше – примерно четыре года. Сын прослужил где-то два года, муж – полтора», – рассказывает Мама.

Многие военные медики говорят, что тяжело раненные бойцы перед смертью кричат ​​«мамочка». Лариса уверяет: ни разу такого не слышала. Хотя и выработала для себя «правило оказания помощи»: если много раненых, прежде всего подходить к тем, кто молчит.

«Их, – говорит медик, – уже могла покидать жизнь. А те, у кого были силы кричать, наоборот, с большей долей вероятности имели шанс выжить».

Сколько спасла жизней, Мама не считала. Говорит: просто делала свою работу, как бы ни было трудно. А трудно было почти всегда. В дни больших боев за ДАП 18-19 января 2015 года раненых привозили десятками. За первые сутки только Лариса с побратимами приняли 18 ребят. Других раненых эвакуировали еще несколько групп медиков.

«Мой первый «двухсотый» был за несколько дней до того. 14 января 2015-го в районе Песок был ранен мальчик из Кривого Рога. Всего 21 год. Снайпер «снял». Я довезла его, прожил еще два дня и, к сожалению, умер в больнице. Но там было без шансов», – делится Мама.

Однако самое страшное медика ждало даже не во время боев за аэропорт. 10 августа 2015-го Лариса участвовала в операции «Черная скала», суть которой заключалась в зачистке пяти сел в так называемой серой зоне вблизи Волновахи. Тогда, в частности, бойцы 72-й бригады входили в Белокаменку и другие населенные пункты. Мама и добровольцы были в подкреплении: она – чтобы спасать жизни, они – чтобы спасать Украину. Машина медиков во время мероприятия подорвалась. До сих пор непонятно – наехала на что-то или «прилетело», но дальше по дороге пришлось идти пешком. По минному полю.

«Мы двигались, что называется, по всем правилам. А потом взрыв. Я тогда получила свою контузию. Помню те первые секунды: открываешь глаза, а вокруг тебя тела, кровь и крики. Тогда погибли трое наших бойцов и один военный из ВСУ», – вспоминает Мама.

Лариса сейчас уже не на передовой – говорит, ушла по состоянию здоровья. Но такие, как она, всегда готовы вернуться.


Просмотров: 7