Как бойцы ООС освобождали Рассадки. Фоторепортаж

Как бойцы ООС освобождали Рассадки. Фоторепортаж


«Если ты хочешь вернуться живой, слушай все, что я говорю. Расстояние между людьми в колонне – два-три метра. Идем шаг в шаг. Даже, если траектория движения выглядит странной – все равно идем точно шаг в шаг. Когда боец перед тобой останавливается – останавливаешься тоже. Когда он замирает или присаживается на колено – повторяешь за ним. Если начнется обстрел или тебя ранит – не паникуй. За нашими спинами будут медики, пацаны донесут тебя, а врачи сделают все, чтобы спасти», — говорит мне командир группы сил специальных операций (ССО) Женя (имя изменено).

Он – один из тех, кто через пару часов после этого инструктажа проведет зачистку поселка Рассадки на Светлодарской дуге в Донецкой области. И вернет населенный пункт под полный контроль ООС. Почти пять лет со своих «мне скоро 25» Женя воюет. В самое пекло, в село перед носом боевиков, он ведет бойцов старше и крупнее себя, но авторитет командира в этой группе ССО непоколебим: ни одного вопроса, ни единого уточнения действий, на все только: «Работаем, плюс».

Дебальцево и «дорога жизни»

Во время кровавых боев за Дебальцево в районе Рассадок проходила так называемая «дорога жизни»: по ней защитникам Украины подвозили провизию и боеприпасы, через нее бойцы ВСУ выходили из «дебальцевского котла». Весной 2015 года во время минометного обстрела возле Рассадок погиб сержант 30-й бригады Виталий Малашок. С тех пор село находилось в «серой зоне»: Рассадки были под огневым контролем ВСУ, но террористы периодически подбирались ближе и обстреливали со стороны поселка и мирных жителей, и военных. За октябрь-ноябрь «периодически» превратилось в «постоянно».

«Именно поэтому, — говорит Женя, — сейчас зачистку села проводят силы специальных операций. Прикрывать будет пехота, также с нами будет работать сапер. В Рассадках все заминировано, так что не вздумай отклоняться от общей траектории движения». По словам командира группы ССО, операцию готовили больше месяца. Последней каплей стал недавний обстрел в этом районе, когда боевики применили возле Рассадок противотанковые управляемые ракеты (ПТУР).

В Рассадки бойцы ССО выдвигаются ранним утром. Ночью, когда температура воздуха опускается еще ниже, тепло человеческого тела сильно контрастирует, и противник легко может увидеть наших военных в тепловизор. Вместе с армейским спецназом впервые в истории ООС на операции присутствуют журналисты. На первом отрезке пути мы идем в белых маскхалатах, на втором — переодеваемся в камуфляж. Шагать нога в ногу в открытом поле перед самым носом боевиков — задача из серии «очень непросто, но выполнимо». Я двигаюсь ближе к концу колонны, за мной и впереди – подготовленные военные, каждый из которых, без сомнений, прикроет, в случае чего.

Флаг и адреналин

Белые маскхалаты, а потом камуфляж, полное молчание во время захода, отработанные до автоматизма жесты и шаги – все это результат серьезной подготовки бойцов ССО. Все, как в фильмах. Только это не фильм, а реальная операция по освобождению украинской земли.

От нашей крайней позиции до села – приблизительно 1,5 км. Через каждые несколько метров колонна останавливается: военные оглядываются друг на друга, ловят взгляд, того, кто идет сразу сзади, выдыхают и бесшумно идут вперед. Несколько раз во время захода мы резко останавливаемся и присаживаемся на колено, сидим без движения, пока командир не прикажет жестом вставать. Где-то рядом слышны разрывы – вряд ли, нас заметили боевики (иначе стреляли бы прицельно), просто Светлодарская дуга – место, где не бывает тихо.

На каждом из бойцов ССО приблизительно по 20 кг снаряжения. У всех – свой вид стрелкового оружия в руках, а у двоих, кроме этого, — флаг и флагштоки. Возможно, для кого-то это покажется излишним символизмом, но подымать флаг над очередным освобожденным населенным пунктом – традиция, которую нельзя нарушать.

Часть колонны, в которой и я, остается на окраине Рассадок. В целях безопасности работу в центре поселка сделают всего несколько человек. Пока мы бездвижно будем сидеть в открытом поле и ждать, они проведут разминирование и зачистку, а после – подымут над более-менее уцелевшей хатой украинский флаг. Мирные жители выехали из Рассадок еще в начале войны. Согласно переписи населения, в начале 2000-х здесь жили несколько сотен человек, теперь уже никого. Дома разрушены и ограблены боевиками.

Военные говорят, что справились с заданием где-то за час. Мне же это время казалось вечностью. Мы сидели безмолвно и почти без движений. Рация молчала до хриплого: «Возвращаемся». Первым из центра Рассадок вышел инженер. Среднего роста мужчина постарше с огромными руками и серебристой палочкой, которая называется щуп сапера. От выброса адреналина он ел снег. По дороге назад забрасывал целые жмени снега в рот и улыбался, как ребенок, которому дали конфету.

Чтобы операция была максимально успешной, со спины бойцов ССО прикрывала пехота. Они же встречали нас на обратном пути. Я очень жалею, что не успела сфотографировать, как сапер, который и туда, и назад, шел первым, резко остановился на горбе перед командиром пехотинцев и поднял обе руки в «знаке победы» – V.

Теперь над Рассадками, где погиб сержант Малашок и где проходила «дорога жизни», снова развевается украинский флаг. Поселок находится под полным контролем сил ООС и может быть использован как для отражения атак боевиков, так и для будущего освобождения оккупированных территорий.


Просмотров: 12